Яндекс.Метрика

IV. Специальные проблемы медицинской психологии (продолжение)

Кожные импульсы различного характера очень часто вызывают нервные явления высшего порядка; с психологической точки зрения большое значение имеют эмоции. В словаре «речи opганов» кожа имеет свое место: понятие «чистота» применяется не только в физическом смысле, но и в моральном, противоположностью моральной чистоты является «нечистоплотность»; пережил тысячелетия и повторно стал актуальным образ Пилата, «умывшего руки» и тем самым избавившегося от вины.

На переживания по поводу кожных болезней до настоящего времени оказывает более или менее значительное влияние ряд исторических реминисценций: драматическое описание страданий прокаженных и их по­жизненной изоляции; описание лиц, пораженных чумой, описание в прошлом более тяжелого и более выраженного течения сифилиса со значительными кожными проявлениями. В главе о психосоматических связях мы уже упоминали об изменениях состояния кожи при психических импульсах Из истории известны случаи стигматизации, когда глубоко переживаемое представление мучений Христа, связанное с идентификацией себя с замученным, приводило к расширению сосудов в местах воображаемого страдания, а возможно и к подкожным кровоизлияниям. Здесь напрашивается аналогия этих состояний с состоянием мнимой беременности, возникающим по аналогичному нейросоматическому механизму. В Чехословакии наиболее известен случай с Терезией из Коннерсройта, находящегося в Баварии.

Дерматологи подчеркивают влияние психических раздражителей на развитие некоторых кожных заболеваний. Под воздействием этих раздражителей может наступить усиленное выпадение волос, психическому влиянию подвержено и гнездное облысение. Если психическая напряженность депрессия или бессонница длятся долго, то могут развиться и другие трофические изменения, например, сухость и шелушение кожи. Бесспорным является психическое влияние, оказываемое на экзацербации и вызывающее ухудшение проявлений экземы.

Однако психические реакции на поражение кожи включают в себя более широкий круг кожных расстройств. Уже было упомянуто об определенных исторических ассоциациях и связях, которые могут оказать влияние на переживание кожной болезни. Здесь имеют место отрица­тельные эстетические представления, брезгливость со стороны окружающих, стыд, чувство собственной неполноценности и неуверенности в будущем со стороны больного. Больше всего искажает внешнии вид больного псориас, экзема, акне, рубцы после хронических гранулом и ожогов, келлоиды, гипертрихоз. Особенно в пубертатном периоде больные при этих заболеваниях впадают в депрессию, часто с объектив­ной точки зрения не соответствующую обширности и характеру заболе­вания, например, при незаметном акне или при умеренном выпадении волос. Особую проблему представляет собой зуд при некоторых кожных заболеваниях, который может привести к раздражительности, бессонни­це и депрессии. Часто больной больше благодарен за устранение зуда, чем за устранение кожных проявлений заболевания.

Лечение иногда психологически осложняет ситуацию. Некоторые лекарственные средства бывают неприятными по внешнему виду или за­паху и могут усилить отрицательное ощущение больных. И хотя мы не имеем в виду переоценивать значение психотерапии в дерматологии, следует ее использовать у тех больных, в развитии заболевания которых психогенезу принадлежит существенное место, и где реактивность на болезнь бывает слишком глубокой. Имеется положительный опыт психо­терапии экземы; с помощью гипноза устраняли бородавки.

Побочным вопросом дерматологии, пластической хирургии и кос­метики является татуировка, которая пока еще значительно распростра­нена и не идет на убыль, как можно было бы ожидать с ростом культурного уровня населения. Как правило, делают себе татуировку молодые люди, мотивация чего у них обычно носит невинно эротическии харак­тер (Фержтек). Речь идет о явлении в значительной мере суггестивном, в некоторых группах наблюдается «эпидемия татуирования.» Несмотря на то что у большинства таких лиц речь идет о проявлении моментального непродуманного поступка, который, как правило, нельзя связы­вать с моральным нарушением, позднее татуировка для многих стано­вится источником чувства собственной неполноценности и стыда, в осо­бенности, если окружающие реагируют на это иронией и насмешками, например, на танцах или на пляже. Поэтому в воспитании молодых лю­дей профилактика татуирования должна иметь свое место. Иногда тату­ирование носит агрессивный, асоциальный или протестующий характер тер; особенно более обширная и заметная татуировка этого характера у взрослых лиц может свидетельствовать о более серьезных нарушениях личности и о социальных связях татуированного. Социально неустойчивые молодые люди дают именно так себя татуировать в детских домах, в интернатах или в тюрьме.

Примеры демонстративной, в форме протеста, и «циничной» тату­ировки приводит Ванысек младший: «Здесь отрезать!» (татуировка на шее). «Я – кровавый убийца» (на шее, на месте, – не прикрываемом воротником). «Моя жизнь – это дьявольская игра». «Клянусь отомстить». «Никогда не дам себе сделать татуировку». У девушки: «Из любви и жа­лости не даю».

психогенные причины – предыдущая | следующая – зрение