Яндекс.Метрика

Глава VIII. ПОВЕДЕНИЕ ВРАЧА КАК ИСТОЧНИК ИАТРОГЕНИИ

Одним из самых частых источников иатрогении являет­ся, однако, не рентгенолог, биохимик или лаборант, а сам лечащий врач, если он не учитывает возможности возникновения иатрогении на всех этапах своего контак­та с больным.

Выше мы уже рассмотрели механизмы возникновения иатрогении при первой встрече врача с больным, при собирании анамнеза и при изучении внутренней картины болезни. Но и в дальнейшем примеры негативной пси­хотерапии встречаются в клинике ежедневно. Я останов­люсь на некоторых из них только для иллюстрации высказанных здесь соображений и установок.

Чаще всего приходится видеть больных с иатрогенными заболеваниями пищеварительного аппарата. «Катар желудка», как известно, — одно из самых популярных у населения заболеваний, и многими считается еще до сих пор неизлечимой болезнью, внушающей большую трево­гу. Мне приходится почти ежедневно видеть больных, неизменно отвечающих на вопрос, что у него болит: «катар желудка», или «катар кишок», или «колит». Ди­агноз этот был сообщен больному уже несколькими вра­чами, между тем, тщательное исследование показывает, что речь идет о безусловно здоровом желудке или ки­шечнике, и либо вовсе нет никакого заболевания этих органов, либо имеются функциональные расстройства психогенного происхождения, а нередко и авитаминозы. Больной же месяцами или даже годами соблюдает пре­словутую «строгую» диету в виде куриного бульона, су­харей и рубленого мяса, худеет, нервничает и беспре­станно лечит свой мнимый «катар» или «колит».

Если дело идет о кишечнике, то чаще всего этот «ка­тар кишок», дающий основной и единственный симп­том— запоры, представляет собой не что иное, как алиментарный запор, вызванный все той же «строгой» диетой и поддерживаемый ситофобией, а часто гипо- или авитаминоз. Он развился у больного психогенно в ре­зультате неосторожно высказанного врачом предполо­жения о колите, с представлением о котором у больного крепко связано понятие о тяжелой неизлечимой болезни. Дюбуа очень красочно описывал эти «энтериты», «рас­ширение желудка» и «энтероптозы». «Больные, — гово­рит он, — чтобы избавиться от страданий, ездят каждый год на воды, живут под строгим режимом, едят только яйца, мясо, рис и протертые овощи, делают промывание кишок и стараются над антисептикой своего кишечного тракта»[1]. Совершенно справедливо считая большинство этих случаев чисто психогенными заболеваниями, кото­рые врачи из любви к техническим терминам назвали «энтеритом», Дюбуа сказал однажды в шутку своей больной: «Нынче такое время, сударыня, что у всякого уважающего себя человека должно быть расширение желудка и энтерит», и эта шутка с правильной психоте­рапией нередко дает быстро и неожиданно блестящие результаты и восстанавливает здоровье совершенно из­немогающего больного.

Сюда относится и ряд случаев enteritis mucomem- bгаnасеа, заболевания чаще всего даже не воспалитель­ного, а аллергического происхождения, неправильно трактуемого часто как энтерит и не имеющего даже ос­нований так называться. Следует указать еще на диа­гнозы язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, с кото­рыми все чаще и чаще являются теперь больные и кото­рые в большом числе случаев, не имея под собой обоснованных данных, вызывают тяжелый психический конфликт, ситофобию, исхудание. На моих глазах не раз эти больные после тщательного исследования убеждались в неверном диагнозе и быстро выздоравливали, переходя на грубую диету. Все зло состоит в том, что врач часто даже и не утверждает, что имеется налицо язва желудка, а только с улыбкой заявляет: «Ну, пустая язвочка желудка», или «Имеется подозрение на язву двенадцатиперстной ‘кишки», не подозревая, что этих за­мечаний вполне достаточно для того, чтобы у предраспо­ложенного к иатрогении невропатического субъекта создать тяжелую психогенную травму с резко повышен­ной секрецией желудочного сока. И в доказательство больной показывает вам пачку ничего не говорящих анализов желудочного сока, вкривь и вкось толкуя циф­ры общей кислотности, «свободной» соляной кислоты, «скрытой» крови и рентгеновские протоколы.

Приведу один из ярких примеров того, как поверх­ностное знание важнейших клинических фактов может быть опасно для больных, вызывая у них психогенные синдромы в органах пищеварения. В этом отношении шутка и фигуральное выражение врача могут иметь весьма тяжелые последствия.

Я был разбужен рано утром мужем больной Р. с настоятель­нейшей просьбой принять ее для оказания неотложной медицинской помощи. В кабинет, еле передвигая ноги, с помощью мужа вошла больная, истощенная женщина, 36 лет, и заявила, что по поводу желудочных болей она обратилась к известному в городе и весьма авторитетному профессору 3., который после исследования желу­дочного сока сказал ей: «У вас умерла желудочная клетка». В до­казательство больная привела мне результаты исследования, пока­завшие, что у нее имеется ахилия. Она не спала несколько ночей, перестала есть и находилась под влиянием идеи «умершей желу­дочной клетки».

Исследование обнаружило гастроптоз, субацидный гастрит и хронический аппендицит. Больной было разъяснено, что дело идет об очень частом к неопасном заболевании и что желудочная клетка у нее безусловно жива. Вскоре больная освободилась от полученной ею психогенной травмы, впоследствии была оперирова­на по поводу аппендицита, оказавшегося гнойным, и выздоровела.

Таким образом, неосторожное слово, брошенное авто­ритетным врачом, вызвало психическую травму, в ре­зультате которой по существу неопасное состояние — ахилия — приняло исключительно тяжелое течение.

Сюда относятся также неосторожные заявления вра­ча о «песке в желчном пузыре», который в воображе­нии больного проецируется в целые большие камни пече­
ни, вызывает ряд депримирующих представлений и фиксирует внимание больного на исследовании испраж­нении, где он ищет эти камни после, например, курорт­ного лечения. Такое внушение о наличии желчных конк­рементов неправильно с точки зрения современного пато­генеза заболеваний желчных путей, где, как известно, на нервом плане стоит не камень, а застой и инфекция, а, с другой стороны, крайне неблагоприятно влияет на тече­ние заболевания, если оно на самом деле имеется. Нам теперь хорошо известно, что именно в происхождении дискинезии желчных путей, лежащей в основе некоторых холецистопа inii, немалую роль играет дисгармония вегетативной системы психогенного происхождения.



[1] Дюбуа. Психоневрозы и их психическое лечение. Спб., 1912, с. 234.

 

история болезни – предыдущая | следующая – отношение к болезни больного

оглавление

консультация психолога детям, подросткам, взрослым