Яндекс.Метрика

Психопатоподобная форма (продолжение)

Истероидный синдром. Встречается, в основном, у девочек при наличии истероидной акцентуации в преморбиде. При забо­левании такие истероидные черты, как стремление обратить на себя внимание, претенциозность, театральность, лживость, склонность к украшающим себя фантазиям, приобретает грубый, гротескный, вычурный, даже нелепый характер. Если при психо­патиях истероидного типа обычно наблюдается тонкий артистизм, то поведение при истероидном синдроме напоминает игру пло­хого актера, даже злую карикатуру на истероида. Манерой вести себя и одеваться такие подростки вызвают у сверстников не интерес и любопытство, а презрение и насмешки. Напри­мер, ультрамодная юбка может сочетаться с грязной рваной блуз­кой, а современные джинсы со старомодным бабушкиным ка­пором.

Вместо эмоциональной выразительности видно грубое кривляние; позы, жесты, интонации голоса отличаются фальшивой наигранностью. В холодности к близким больше бездушия, чем эгоизма.

Отсутствует лабильность истерических симптомов, изменчи­вость поведения с тонким учетом ситуации. Наоборот, истероид­ные феномены приобретают характер стереотипного штампа. Иногда постоянно разыгрывают какую-то роль — поэта, музы­канта, актера, родственника какого-либо известного лица — всюду ведут себя соответствующим образом, не замечая не­уместности такого поведения и насмешек окружающих.

На фоне истероидных черт могут проявляться элементы неустойчивого поведения. Девочки, например, могут легко всту­пать в сексуальные контакты с незнакомцами. Однако в асоциальных группах эти подростки не удерживаются.

Андрей Л., 16 лет. Родители разошлись, когда сыну было 3 года. Вырос с матерью и бабушкой — властной, деспотичной, с ортодоксальными взглядами, заставившей дочь разойтись с мужем, так как тот не соответствовал ее пред­ставлениям о «правильном человеке».

С детства был замкнут, привязан к матери, не любил играть с ровесниками, предпочитал общение со взрослыми. До 14 лет хорошо учился в английской школе, окончил 8 классов. В 9-й класс был переведен в математическую школу. Стал плохо заниматься, почти не готовил домашних заданий, вечерами уходил из дома, где-то пропадал допоздна. С одноклассниками почти не общался. Стал пугать мать рассказами, что он связан с бандитами, участвует в грабежах, нападениях на банки, что у него есть друзья — члены таинственных подполь­ных организаций, что он вступил в сообщество хиппи, каждый вечер употребляет наркотики, курит марихуану и т. п. Мать же каждое утро, покуда он еще спал, находила в его карманах несколько использованных накануне билетов в кино на разные сеансы — видимо, все вечера один просиживал в кинотеатрах. Рас­сказы о его похождениях в какой-то мере отражали содержание идущих в это время фильмов. После того как один из его одноклассников совершил суицидную попытку, стал назойливо повторять матери, что он тоже собирается покончить с собой. Посреди ночи запирался в ванной или подкрадывался к спяшей матери или бабушке и пугал их.

В подростковой психиатрической клинике держался среди подростков пас­сивным наблюдателем, пытался им рассказывать фантастические истории о себе, но был осмеян и смолк.

Во время беседы обнаружил большую эмоциональность, смущался, краснел. Своим поступкам старался дать правдоподобное объяснение. Забросил заня­тия, так как не любил математику. Запирался ночью в ванной, чтобы почитать — бабушка не позволяет читать лежа в постели. Нехотя признался, что все его рассказы матери были фантазиями, но тут же последовали новые выдумки: по вечерам он посещает бары для туристов, в него влюбилась богатая иностранка, но он сам в ней «разочаровался». Из дома уходит вечерами потому, что бабушка читает нудные нотации. Недоволен своей матерью, так как она не следит за собой, старомодно и бедно одевается. Однако ревнует ее к мужчинам. Якобы 2 года назад отец собирался вернуться. Тогда он заявил матери, что «убьет обоих». Утверждал, что с одноклассниками у него «прекрасные отно­шения», но выяснилось, что с ним общается только самый недалекий ученик.

Физическое развитие соответствует возрасту. При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.

При патопсихологическом обследовании нарушений мышления не выявлено.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован смешанный лабильный и астеноневротический тип со склонностью к делинквентиости и алкоголизации. Самооценка — близкая к результатам объективной оценки: по шкале субъективной оценки достоверно выступили лабильные и циклоидные черты, отрицаются черты мелан­холические и конформные (показной нонконформизм).

Диагноз — неясен. Признан нуждающимся в дальнейшем наблюдении для дифференциального диагноза между формирующейся истероидной психопа­тией и вялотекущей психопатоподобной шизофренией.

Лонгитудинальное наблюдение. После лечения транквилизаторами и семейной психотерапии был выписан. Около полугода вел себя правильно, наверстал упущенное в школе. На каникулах изъявил желание съездить в другой город к отцу. Вернулся оттуда, по словам матери, резко изменившимся, замкнутым, озлобленным. Снова возобновил ежедневные вечерние прогулки и потом расска­зывал матери о себе явно вымышленные детективные истории. Старался, как бы играя, причинить боль матери или бабушке. Заявил, что будет готовиться поступать на философский факультет, листал книги по философии и психологии. Однажды поздно вечером был задержан на улице: стал задавать милиционеру нелепые философские и социологические вопросы, рассказывал о себе небылицы.

Вновь поступил в подростковую психиатрическую клинику. Здесь вызывал смех у подростков необычной старомодно-галантной манерой вести себя, витие­ватой выспренной речью. Все время разыгрывал одну и ту же роль светского молодого человека прошлого столетия. Подолгу разглядывал себя в зеркало. Ту же роль продолжал играть в беседе с врачом, употреблял старомодные обороты речи. Голословно отрицал свое поведение дома, свои детективные фантазии. Заявил, что готовится поступать на географический факультет, чтобы «много путешествовать по разным странам», однако обнаружил весьма слабые знания географии. Стал говорить, что увлекается философией Ницше, но сущности ее объяснить не мог, повторял только, что он «за сверхчеловека». Дисморфофобические переживания отрицал.

При патопсихологическом обследовании выявлены разноплановость мышле­ния, склонность к резонерству.

При повторном патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован лабильно-истероидный тип, выявлена дискордантность личностных отношений, отмечена выраженная реакция эмансипации, склонность к делинквентности и алкоголизации. Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки достоверно выступили только цикло­идные черты.

Диагноз. Вялотекущая шизофрения. Психопатоподобная форма. Истероидный синдром.

После лечения трифтазином и модитеном-депо состояние улучшилось, стал собраннее, перестал разыгрывать прежнюю роль, был выписан, поступил учени­ком в фотоателье.

Прослежен в течение 7 лет. Временами работал на малоквалифицированной работе в фотоателье, на киностудии, временами бросал работу, вечерами и ночами где-то пропадал, а днем отсыпался. За эти годы трижды поступал в психиатри­ческие больницы. Один раз — после того, как принял 40 таблеток циклодола, чтобы «изучить его действие». В другой раз в психоневрологическом диспан­сере стал фантазировать о развратном поведении его матери, которая якобы дома устроила притон. В третий раз, придя в диспансер, заявил, что он стал наркоманом, но, будучи госпитализирован, никаких явлений абстиненции не обнаружил. Если мать не пускала его на ночные прогулки, жестоко ее избивал. Дважды на глазах матери и бабушки наносил себе порезы на предплечье. Будучи госпитализированным, лечился трифтазином, мажептилом, модитеном. Выйдя из больницы, прекращал принимать все лекарства

эпилептоидный синдром – предыдущая | следующая – дифференциальный диагноз

Подростковая психиатрия. Содержание.