Яндекс.Метрика

I. 3. Теории юности в зарубежной психологии (интеграция)

Другой вариант биогенетической концепции разрабатывал­ся представителями немецкой «конституциональной психоло­гии». Так, Э. Кречмер и Э. Иенш, разрабатывая главным обра­зом проблемы типологии личности на основе некоторых био­логических факторов (тип телосложения и т. п.), предположи­ли, что между физическим типом человека и особенностями его развития должна существовать какая-то связь. Э. Кречмер считал, что всех людей можно расположить по оси, на одном полюсе которой стоит циклоидный (легко возбудимый, непо­средственный, крайне неустойчивый по настроению), а на дру­гом— шизоидный (замкнутый, неконтактный, эмоционально скованный) типы. Последователь Кречмера К. Конрад пред­положил, что эти характеристики применимы и к возрастным стадиям: предподростковый возраст с его бурными вспышка­ми является преимущественно «циклоидным», а юность с ее тягой к самоанализу — «шизоидным» периодами. Насколько трудной и болезненной будет юность, зависит, с этой точки зрения, от степени совпадения биологически заданных личностных свойств и свойств соответствующей фазы развития. Юность шизоидной личности протекает сложно и болезненно, поскольку возрастные свойства ее усугубляются индивидуально-типологи­ческими, а циклоидная личность переживает юношеские тревоги в мягкой, ослабленной форме, свойства возраста уравновеши­ваются ее типологическими свойствами. В отличие от Кречмера, Иенш фиксирует внимание уже не на телосложении, а на разли­чиях в уровне интегрированности психических процессов лич­ности.

В. Целлер (ФРГ) в книге «Конституция и развитие» (1952) считает связующим звеном между психическим и соматическим развитием изменения в строении тела ребенка и их осознание. Идея синхронности соматического и психического развития ле­жит в основе разработанных Целлером тестов определения «школьной зрелости», т. е. степени готовности ребенка к школь­ному обучению.

Представители биогенетического направления привлекли внимание ученых к изучению взаимозависимости физического и психического развития. Это имеет важное значение для психо­физиологии. Однако попытки понять закономерности развития психики исходя только из биологических законов, естественно, не увенчались успехом. Они недооценивают роль социальных факторов развития и переоценивают его единообразие. В боль­шинстве случаев типичный для биогенетического подхода акцент на органическом характере процесса развития сочетается с ка­кими-то другими положениями.

Такова, например, концепция известного американского пси­холога А. Гезелла. Как и Холл, Гезелл ориентируется на био­логическую модель развития, в которой чередуются циклы обновления, интеграции и равновесия. «Рост» и «развитие» для Гезелла синонимы, обозначающие процесс прогрессивной диф­ференциации и интеграции способов поведения. Признавая факт культурных влияний, Гезелл подчеркивает, что «культура моду­лирует и канализирует, но не порождает этапов и тенденций раз­вития». Как ни важно обучение и приобщение индивида к куль­туре, влияние аккультурации никогда не может пересилить вли­яние созревания.

Юношеский возраст, т. е. переход от детства к взрослости, продолжается, по Гезеллу, от 11 до 21 года, из которых особенно важны первые пять лет (от 11 до 16). На основании дли­тельного (12-летнего) изучения 165 подростков Гезелл подробно описывает особенности биологического созревания, интере­сов и поведения детей каждого возраста. Десять лет, по Гезеллу, это золотой возраст, когда ребенок уравновешен, легко вос­принимает жизнь, доверчив, ровен с родителями, мало заботится о внешности. В 11 лет начинается перестройка организма; ребенок становится импульсивным, появляется негативизм, час­тая смена настроений, ссоры со сверстниками, бунт против ро­дителей. В 12 лет турбулентность частично проходит, отно­шение к миру становится более позитивным, растет автономия подростка от семьи и одновременно — влияние сверстников. Главные черты этого возраста: разумность, терпимость и юмор; подросток охотно проявляет инициативу, начинает заботиться о внешности и интересоваться представителями противоположного пола. Ведущее свойство 13-летнего — обращение внутрь, под­росток становится более интровертированным; он склонен к уходу в себя, самокритичен и чувствителен к критике; начинает интересоваться психологией, критически относится к родителям, становится более избирательным в дружбе; соматические сдви­ги усиливают и без того частые колебания настроений.

В 14 лет интроверсия сменяется экстраверсией, подросток экспансивен, энергичен, общителен, возрастает его уверенность в себе, а также интерес к другим людям и различиям между ними; он очарован словом «личность», любит обсуждать и сравнивать себя с другими, активно идентифицируется с героями кино и литературы, узнавая в них собственные черты. Сущность 15-летия, пишет Гезелл, невозможно выразить в единой фор­муле, так как быстро нарастают индивидуальные различия. Новообразования этого возраста — рост духа независимости, ко­торый делает отношения подростка в семье и в школе весьма напряженными, жажда свободы от внешнего контроля сочета­ется с ростом самоконтроля и началом сознательного самовос­питания. Все это повышает ранимость подростка и его восприимчивость к вредным влияниям.

«закон рекапитуляции» – предыдущая | следующая – биогенетический подход

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым.