Яндекс.Метрика

II. Предмет психологии

От философского понимания психологии, как науки о душе, современ­ная психология пришла к изучению закономерностей психической жиз­ни, зависящей в первую очередь от деятельности мозга. Исторический и диалектический материализм убежден в том, что психическая жизнь (душа, психика) является исключительно свойством высокоорганизован­ной материи мозга. По теории отражения Ленина это специфическое свойство мозга заключается в том, что материальный мир существует вне нас и независимо от нас (но мы, конечно, ялвяемся его составными частями). Наш мозг затем через посредство органов чувств отражает предметы действительности более или менее адекватно. Это субъектив­ное отражение объективной реальности в мозгу человека мы называем психикой, сознанием. Человеческая форма психики, сознания имеет свой индивидуальный и общественный компонент. Также, как развивался мозг, развивалась и психическая деятельность. Наивысшая ее форма – человеческое сознание – формировалось и развивалось в процессах об­щественной организованной деятельности (труд, воспитание). Следова­тельно, оно является не только индивидуальным, но и общественным, историческим продуктом.

Однако, мы не должны подменять индивидуальное сознание об­щественным. Мы не рассматриваем психическое явление как нечто от­торгнутое от объективной реальности. Несмотря на то, что субъект пе­реживает психические явления как свое собственное непосредственное впечатление, познание его происходит только в связи с объективным ми­ром. Поэтому также неправильно отождествлять психологию с физиоло­гией высшей нервной деятельности. Хотя психология является естественнобиологической наукой, но одновременно и наукой общественной и исторической. Поскольку определение психологии, как науки о законо­мерностях психической жизни, могло бы создать впечатление о ее толь­ко лишь интроспективном характере, мы определяем психологию, как науку, изучающую закономерности психической жизни организмов, их поведение, проявления и творения (индивиду­альные и общественные).

Мы говорим о психической жизни, так как психическая жизнь явля­ется более широкой категорией, чем ее наивысшая человеческая форма – сознание (существует и психология живых организмов, кроме человека; психологические исследования нужно начать везде, где есть жизнь).

Мы говорим о поведении, так как не можем довольствоваться толь­ко интроспективным наблюдением переживающих субъектов.

Мы говорим об изучении проявлений, поскольку мимика, жестику­ляция, например, свидетельствуют о психической жизни, и нужно лишь правильно их интерпретировать.

Мы говорим, наконец, о творениях и об их изучении: гнездо, плоти­на, построенная бобрами, архитектура, произведение искусства, консти­туция опреденной общественной формации и т. п., являются важными сведениями о психической жизни своих создателей.

По детским рисункам, будучи они достаточно осведомленными, мы можем установить не только степень умственного развития ребенка, но весьма часто и важные сведения о травматизации его, о его личности и переживаниях. Народная песня отражает душевное состояние не толь­ко того, кто ее создал, но и тех, кто ее исполняет.