Яндекс.Метрика

Семантика телесности и мифология болезни (продолжение)

Магические приемы также имеют натуральное обоснование. Мифопоэтическая мысль строится по пралогичеоким законам: спекуляция не ограничена правилами вывода истины; реальность не отличается
от видимости; часть объекта может веста функции целого и быть им; имя, знак – это полноценная часть объекта, принадлежащая ему в такой же степени, как и объективные качества. Классическая симпатическая магия, описанная Дж. Фрезером (1980), совершенно не иррациональна. Гомеопатическая или имитативная магия, строящаяся по принципу подобия, позволяла проводить манипуляции с изображением,
шэнем для достижения лечебного эффекта. “Одним из великих достоинств гомеопатической магии является то, что она делает возможным проведение курса лечения не на больном, а на самом враче; видя, как последний корчится перед ним от боли, больной освобождается от всех признаков болезни” (8, С. 27).

Остаточные следы гомеопатической магии в наше время обнаружи­ваются в принципах гомеопатической медицины, практике экстрасен­сов, ставящих диагноз ж проводящих лечение по фотографиям больных, планам шшица. Коррекция биополя с помощью “бесконтактного масса­жа” – яркий пример неожиданного оживления магических приемов. Смысл этой процедуры заключается в том, что экстрасенс проводит массаж иои коррекцию ощущаемого им бионоля (забавно, что теми же движени­ями, что и реальный массаж, свключая, в некоторых вариантах, “стря­хивание” с рук “плохого” биополя), которые должны отразиться в ра­боте реальных органов. До сих пор в народной медицине существуют магические приемы лечения кори, краснухи предметами красного цве­та, а желтухи – желтого.

Другой вариант симпатической магии – контагиозный. Принцип его действия заключается в том, что предметы, находившиеся в со­прикосновении,- остаются в симпатическом единении, приобретая необходимые свойства. Можно использовать для лечения ногти к волосы и совершенные с нимж процедуры будут переданы юс хозяевам. Принцип контагиозной магии лежит в основе лечения методом “наложения рук”, “святой вода” и т.п.

Отождествление здоровья с реальным конкретным предметом про­явилось в широко распространенных мифах о существовании объекта – носителя здоровья. Эта связь понималась чисто материалистически; трудно представить себе большего материалиста, чем древний человек, полагавший, что, съев сердце льва, можно приобрести его храбрость. Главный герой киргизского эпоса “Монас” пьет для этих целей кровь убитого врага. Гильгамеш – герой шумерского эпоса – получа­ет вечную жизнь, питаясь ею, как плодом “растения жизни”. Можно назвать “живую воду” к “молодилыше яблоки” в славянских сказках, “яблоки—йндунн” в Млалшей Здде, “яблока Гесперид” и “амброзию” в греческой мифологии, “амряту” ж “мандрагору” в индийской мифологии “яблоки варетского сада” в Нардеком эпосе и активная вода у экстра­сенсов.

Возникновение понятая “чудо” модифицировало материалистичес­кое понимание принципов контагиозной магии. Волшебная иррациональ­ная сила передается теперь от ае обладателя непосредственно. Од­нако обыденное сознание, плохо усваивающее неконкретные идеи, требует их материализации. В качестве компромисса сохраняются “носители чудесных сжл”, получающие свои свойства через соучастие в каком-либо необыкновенном событии. Это, например, исцеляющя от болезней “чаша святого Грааля”, из которой пил Христос на Тайной вечере, копье, которым он был пронзен на кресте, меч Давида, сакральные изображения, обереги, амулеты и пр.

Даже исцелителю нашего времени А.В.Чумаку требуется для передачи “чудесных исцеляющих сил” материальные носители в виде воды или газетной бумаги.

Механистическая теория болезни, сохранившаяся до настоящего времени, логично обосновывает механистические приемы лечения: “промывания”, “очищение”, “упражнения” и пр. На таких воззрениях основано большое число разнообразных “диет”, исключающих из питания вредные, по мнению их авторов, элементы, лечебное голодание, “промывание” организма с помощью употребления большого количества минеральной воды bли клизм, особые физические упражнения.

Лекарь в системе мифологических представлений о болезни должен обладать определенными качествами, помогающими ему успешно выполнять свой долг. Набор таких качеств определяется в первую очередь пониманием сущности болезни. Если она результат действия злых сил и духов, то, естественно, этот человек должен быть вхож в их круг и уметь с ними общаться. Если болезнь излечивается чудесным
образом, – то лекарь как-то должен быть приобщен к миру “чуда”. В любом случае необходимо обоснование столь важной в любом обществе деятельности, как медицинская практика.

Проще всего это решается отнесением лекаря к кругу тех же божественных сил, что отвечают за саму болезнь.

В гречеоко-римском пантеоне врачом были сам Аполлон и его сын Асклепия, за здоровье отвечали богини Гигея – дочь Асклепия, и Салюс. Один из главных богов древнеиндийской мифология – Варуна был по совместительству и лекарем. В китайской мифологии бог Яован – покровитель аптекарей к врачей. Реальные лекари получали свои способности либо от главных медицинских божеств, жрецами которых они были, либо иным образом доказывали свою причастность миру духов (шаманские болезни, “отмеченность” при рождении или в детстве). Знаками получения таких способностей могли быть необычные события – удар молнии и пр. Можно было продать душу злым силам, получив взамен особые качества, позволяющие насылать болезни или лечить. Так объяснялись умения в европейской мифологии, самовил – в фольклоре южных славян. Буртининки – колдуны-лекари в литовской мифологии – не могли умереть, не передав своего тайного знания другому человеку.

Универсален и другой мотив, объясняющий особые способности лекарей: мотив эзотерического, тайного знания. Эти знания» обеспечивающие успех лечения, были доступны узкому кругу лиц. Можно вдевать много вариантов эзотерического знания: семейные, родовые знания, утерянные и вновь найденные знания, знания других цивилизаций, и пр.

В настоящее время такое обоснование стало наиболее распространенным. Поскольку трудно всерьез обосновать божественное происхождение, можно утверждать, что лекарь что-то узнал из недоступного
другим источника, обладает очень развитыми способностями, “имеющимися в зачаточном состоянии у всех людей”, получил их в результате “удара молнии”. На этих основаниях строятся различные “тибетские”
и “восточные” медицины, “ассирийские корни бесконтактного массажа Джуны Давиташвили. Современным вариантом эзотерического знания является миф “клинического мышления” – наделяющий опытных врачей особыми знаниями и способностями (доступными узкому кругу лиц) проникновения в сущность болезни.

Можно ли избавиться от мифологизации болезни? По-видимому, нет, так как представления о болезни по своей структуре и способу формирования в принципе мифологичны. Стремление современной медицины избавиться от мифологизации следует признать по крайней мере утопическим. Навязываемые, не вписанные в общую систему мировоззрения медицинские взгляда плохо приживаются на чужой почве. Это
доказывается, например, низкой эффективностью европейской медицины в традиционных обществах.

Сквозная пронизанность телесности мифологией приводит к давно отмеченному феномену: “Какое-нибудь верование или обычай целые столетия может обнаруживать симптомы упадка, как вдруг мы начинаем замечать, что общественная среда, вместо того, чтобы подавлять его, благоприятствует его новому росту. Совсем уже угасавший пережиток опять расцветает с такой силой, которая часто настолько же удивительна, насколько вредна” (6, С. 107). Сейчас мы все – свидетели такой ситуации. Ее нельзя упразднить директивным методом, объявив ожившие микологические представления ложными. Можно и нужно изучать, вычитывать и расшифровывать скрытые мифы. Это поможет не утрачивать истинной реальности, имея в виду основополагающую ограниченность мифического сознания, и использовать полученные знания в терапевтической практике, коррегируя вредные и создавая необходимые мифологии.

мифология – предыдущая