Яндекс.Метрика

V. Сознание и фазовые состояния (продолжение)

Внушение и внушаемость являются весьма существенными компо­нентами гипноза. Под суггесцией (внушением, определений которого было очень много) можно понимать воздействие на психические поцессы средствами социальных взаимоотношений (речь, письмо, мимика, же­стикуляция и т. п.). Психические процессы без такого влияния потекали бы по другому пути. Внушаемость это большая или меньшая степень оказания влияния с помощью стимулов социальных взаимоотношений.

Возможна и аутосуггесция, самовнушение, на которой основывают­ся даже целые психотерапевтические школы (Ку учил своих больных аутосуггестивному убеждению, что «они чувствуют себя все лучше», что «они спят гораздо лучше» и т. п.). Вондрачек различает положительное внушение и отрицательное внушение (репудиацию) – то и другое может быть или индивидуальным, или групповым.

О гипнозе Павлов написал дословно следующее: «В гипнозе и поло­жительный тонус здоровой и сильной коры бывает понижен в результате иррадиированного торможения. Когда в такую кору, в определенный участок ее, направляется слово, приказ гипнотизера в качестве раздра­жителя, то этот импульс концентрирует процесс раздражения в соот­ветствующем пункте и моментально сопровождается отрицательной ин­дукцией, которая вследствие слабого сопротивления распространяется по всей коре. Тем самым слово, приказ совершенно изолируется от всех влияний и становится абсолютным, непреодолимым и закономерно действующим импульсом, даже и после того, когда гипнотизируемого возвратят в состояние бодрствования».

Отношение между гипнотизируемым и гипнотизирующим называ­ем рапортом – это единственное отношение или связь, при которой гипнотический сон (благодаря пунктам рапорта) является не тотальным, а частичным сном. Обычно глубина гипнотического сна обозначается по степеням: сомнолентность (просто сонливость), гипотаксис (гипнотизи­руемый имеет пониженную возможность движения, чувствует себя как бы парализованным, связанным) и сомнамбулизм, при котором появля­ется амнезия. Для терапевтических целей вполне достаточной является граница между первой и второй стадией гипнотического сна. Для практических целей и для научных исследований гипноза были разработаны шкалы, позволяющие ориентироваться в глубине гипноза; одной из на­иболее часто применяемых является стенфордская шкала (Хилгард, Вейтценгоффер, 1959), которая предназначена для измерения гипнабель­ности бодрствующей и гипнотической. Внушение, что:

  1. рука в горизонтальном положении упадет;
  2. приблизить к себе руки с вытянутыми ладонями;
  3. около головы летает надоедливая муха;
  4. руки нельзя отделить одну от другой;
  5. напряженную натянутую руку невозможно согнуть;
  6. невозможно открыть глаза;
  7. нельзя назвать свое имя (гипнотизируемый старается его пробор­мотать);
  8. невозможно поднять плечо;
  9. при ответе «да» рука гипнотизируемого будет одновременно пи­сать «нет»;
  10. ощущает горький или соленый вкус;
  11. гипнотизируемый должен отвечать голосу, делающему внушение;
  12. слышит и видит внушаемую ситуацию (как галлюцинацию);
  13. карты разложены в несколько пачек, и следует сосчитать количе­ство карт в пачках;
  14. ничего не чувствует (контроль щелочью);
  15. наступает возрастной регресс; должен написать свое имя так, как он его писал в 5-м, а затем и во 2-м классе школы;
  16. лежат не две коробочки (как на самом деле) а три; он должен в среднюю коробку положить монету;
  17. показываемый лист бумаги чистый, в то время как на нем изоб­ражен рисунок. Затем на него кладут геометрическую фигуру, которая на рисунке кажется деформированной но должна быть видима гипноти­зируемым как недеформированная;
  18. гипнотизируемый имеет постгипнотическую амнезию – не по­мнит, что с ним было.

Приказания, которые мы производим (например больному с энуре­зом приказываем просыпаться от давления наполненного мочевого пу­зыря; человеку, страдающему фобиями, внушаем, что он не будет боять­ся; больной, страдающей рвотой беременных, внушаем, что у нее прекратится рвота и т. п.), в сущности являются постгипнотическими при­казаниями; больной будет слушаться этих приказаний и после пробуждения. В связи с тем, что и деятельность внутренних органов подчиня­ется приказам коры (сравни работы Быкова и результаты кортиковисцеральной медицины вообще), можно оказать влияние и на самые глубо­кие физиологические и биологические процессы, которые связаны с веге­тативной нервной системой, с обменом веществ и т. д. Например, можно внушить в состоянии гипноза, что гипнотизируемый съел стакан меду, и после этого обнаружить выраженное повышение уровня сахара в крови примерно на 30-40 %.

Особенно при лечении неврозов во многих случаях гипноз становит­ся очень важным, хотя все еще недооцениваемым методом в связи с тем, что гипноз еще не стал само собой разумеющимся оружием молодого врача из-за самых разнообразных предрассудков. Было бы неправильно видеть в гипнозе какое-то «волшебное всеисцеляющее средство», но он является весьма важным адъюватным методом, и только избыточная ве­ра в медикаменты и недооценка психотерапии и действия слова и при особых условиях гипноза ведет к непродуманному пренебрежнению этим методом. В связи с простой и доступной техникой гипнотерапия особенно важна там, где медикаментозные средства оказываются неэф­фективными и где не действуют ни слова, ни рациональное объяснение, так как реакции больного вытекают из внерациональных компонентов.

В настоящее время уже научно применяют гипноз в таких областях медицины, где еще до недавних дней это казалось чуть ли не шарлатан­ством: кожные заболевания, гинекология, внутренние болезни, лечение алкоголиков, анальгезия в хирургии и т. д.

Наибольшее значение гипнотерапия имеет при лечении невротиче­ских симптомов и заболеваний.