Яндекс.Метрика

Гипноз и мозговая активность

Но в действительности каждый сигнал, даже представляющийся нам неотличимым от предыдущего, обладает своим неповторимым лицом и неисчерпаем, как и любой, самый простой элемент реальности. Поэтому привыкание – это искусственное сведение стимула к его обедненной модели, принципиальное невосприятие качественного своеобразия стимула. При медитации привыкание отсутствует в связи с переходом на невербальный тип мышления.

Вышеперечисленные особенности электроэнцефалограммы заставляют предполагать, что альфа-ритм, регистрируемый при медитации, по своему функциональному значению не аналогичен альфа-ритму при обычном спокойном бодрствовании. Мы рискнем предположить, что такой альфа-ритм, сохраняющийся при открытых глазах и максимально выраженный в передних отделах коры больших полушарий, специфичен для изменения межнолушарных отношений в сторону сужения вербального мышления и соответственно активации образного мышления. Мы уже касались этого вопроса, когда речь шла о психофизиологии творчества.

В пользу этого предположения свидетельствуют данные Камия по саморегуляции биоэлектрической активности мозга. Автор с помощью системы обратной связи обучал своих испытуемых (большинство из которых не практиковало медитации) поддерживать высокоамплитудный альфа-ритм. Система обратной связи состояла в том, что когда субъект спонтанно (случайно) выходил из искомого состояния, его информировал об этом звуковой сигнал. Перед субъектом ставилась задача сделать так, чтобы звук исчез (его исчезновение означало преобладание альфа-ритма на ЭЭГ), и значительная часть испытуемых в конце концов добивалась этого, хотя далеко не всегда могли объяснить, как им это удается.

Исследования психологических особенностей субъектов показали, что благоприятным для доминирования альфа-ритма оказывается отсутствие критико-аналитического отношения к себе и к среде, что связано, вероятно, с ограничением вербального мышления. Автор подметил, что те, кто хорошо представляет себе, что такое образы и сновидения, т. е. чье пространственно-образное мышление достаточно активно, особенно легко обучаются усиливать альфа-ритм, и именно эти субъекты обнаруживают большие способности к медитации. У этих же лиц особенно развита способность к интуитивному постижению. Таким образом, подтверждается предположение о связи между особенностью альфа-ритма и активацией образного мышления.

Гиперсинхронизация альфа-ритма, появление альфа- ритма при открытых глазах, короткие вспышки тэта- ритма некоторые авторы наблюдали также при изучении гипнотических состояний. Мы проанализировали большую литературу, посвященную различным объективным проявлениям гипнотического изменения сознания, и пришли к выводу, что все они могут быть объяснены активацией невербального мышления.

Действительно, к объективным проявлениям гипноза относят обычно три категории фактов:
1) Повышенная творческая активность в состоянии гипноза (стимулирование художественного и научного творчества, повышение класса шахматной игры).
2) Появление способности к регуляции вегетативных функций, что невозможно в обычном состоянии сознания (воспаление и даже некроз ткани при внушении ожога, изменение частоты пульса при внушении эмоций разного знака, необычное повышение способности к мышечной деятельности при внушении ситуации, угрожающей жизни, некоординированные движения глазных яблок и характерные рефлексы при внушении возраста грудного младенца).
3) Направленное влияние на неуправляемые сознанием психические процессы (увеличение объема памяти, изменение содержания сновидений, галлюцинаторные представления и т. п.).
Все эти проявления, с нашей точки зрения, могут быть объяснены с позиций изменения соотношения между вербальным и невербальным мышлением в сторону усиления невербального.

В литературе имеются весьма разноречивые данные о реакции мозга на внешние стимулы в состоянии гипноза. Одни авторы обнаруживали в этом состоянии трудно угашаемый ориентировочный рефлекс (т. е. реакцию де- синхронизации на каждое предъявление одного и того же стимула), а другие, наоборот, не отмечали никакой реакции даже на первое предъявление стимула. С нашей точки зрения, эти различия могут зависеть от того, соответствует ли стимул внушенному образу или ситуации. Если стимул естественным образом включается в число воспринимаемых в рамках внушения предметов и явлений, он может при этом приобрести высокую значимость и вызвать длительно неугасимый ориентировочный рефлекс. Если же стимул находится вне рамок гипнотического внушения, даже первое его предъявление может не вызвать депрессии альфа-ритма.

Точно таким же образом может быть объяснен разный характер ориентировочной реакции при дзен-медптацни и еще одной форме измененного сознания, получившего название самадха йога. При дзен-медитации, как было сказано, имеет место беспристрастное и пристальное внимание, направленное вовне, и ориентировочный рефлекс не угасает почти беспредельно. При самадха-йоге происходит как бы погружение в себя, выключение из среды. Достигается это концентрацией внимания либо на одном неподвижном и эмоционально индифферентном объекте или звуке, либо па ритмичном, стереотипном движении, например собственном дыхании. На определенном этапе такой концентрации сам объект перестает восприниматься. При самадха-йоге, как и при дзен-медитации, доминирует генерализованный высокоамплитудный альфа-ритм, но ни один стимул, включая болевые раздражения, не вызывает депрессии альфа-ритма.

Межполушарная асимметрия и “особые” состояния сознания – Предыдущая|Следующая –Анализ форм невербального патологического поведения

Поисковая активность и адаптация.Содержание