Яндекс.Метрика

Гипертония. Поисковая активность и сон (продолжение)

Но что произойдет, если эта мобилизация станет стабильной и будет определяться не преходящей внешней ситуацией, как в приведенных исследованиях на животных, а постоянно действующими требованиями профессиональной деятельности или повышенной поисковой активностью, свойственной индивиду? Не произойдет ли при этом, по крайней мере в некоторых случаях, у лиц с определенными особенностями регуляции артериального давления его стабилизация на цифрах, формально выходящих за границы нормы? И не следует ли, повторяем, считать патологическим только повышение давления, сопровождающее состояние отказа от поиска, когда физиологическая мобилизация не имеет приспособительного значения для организма?

Исследование, проведенное В. В. Алексеевым, позволяет приблизиться к ответу на эти вопросы. Автор изучал реакцию на стресс у 12 больных с начальными стадиями эссенциальной гипертонии. В качестве эмоционального стресса использовался классический эксперимент К. Левина на «уровень притязаний». Испытуемым предлагалось выбрать для ответа вопросы, которые заранее квалифицировались экспериментатором, как имеющие различный уровень сложности. Испытуемого спрашивали, на какие вопросы он предпочитает отвечать – на простые или сложные. Стремление к сохранению престижа и самоуважения заставляет испытуемых выбирать достаточно сложные задачи. Задачи заранее составляются так, что испытуемый не может быть уверен в правильности своего ответа. Таким образом, он полностью зависит от оценки экспериментатора. Стресс создавался тем, что экспериментатор оценивал как ошибочные все ответы испытуемого, «сбивал с него спесь» и заставлял выбрать более легкие задачи.

Однако решение этих задач он также оценивал как неудовлетворительное и «подстегивал» испытуемого следующими замечаниями: «Ну, что с Вами, даже люди с меньшим образовательным уровнем решают эти задачи гораздо успешнее», «Удивительно, ни разу не слышал таких плохих ответов» и т. п. Стресс носил, таким образом, одновременно эмоциональный и интеллектуальный характер – испытуемый предпринимал интеллектуальные усилия, чтобы решить задачу, и в то же время испытывал отрицательные эмоции из-за того, что не соответствовал собственному уровню притязаний. Эффективность этого способа подтверждалась существенными сдвигами вегетативных показателей (пульс, тонус сосудистой стенки, артериальное давление) при предъявлении стресса и явными эмоциональными реакциями испытуемых. Так, некоторые из них даже спустя несколько дней ловили экспериментатора в коридоре и пытались доказать, что правильно решили те или иные задачи.

До и после проведения эксперимента с уровнем дискриминации регистрировалась частота сердечных сокращений, измерялся тонус сосудов голеней и артериальное давление. В ночь после эмоционального стресса и в ночь, предшествующую стрессу, проводилось исследование ночного сна. Было обнаружено, что у одних больных (I группа) после эмоционального стресса увеличивается дельта-сон, у других (вторая группа) – быстрый сон. Во всех случаях стресс приводил к повышению артериального давления. Но в первой группе оно увеличивалось главным образом за счет повышения общего периферического сопротивления сосудов при относительном уменьшении объема крови, который выталкивается сердцем в сосудистое русло при каждом его сокращении. Объем крови, выталкиваемый сердцем в 1 мин, также был относительно невелик. Во второй группе артериальное давление росло за счет увеличения сердечного выброса, сопровождающегося некоторым снижением периферического сосудистого сопротивления. Объем крови, выталкиваемый сердцем в 1 мин, был увеличен.

По изменению сна после стресса две эти группы разительно напоминали два типа реагирования здоровых студентов на экзаменационный стресс, о чем было подробно рассказано в соответствующем разделе. Напомним, что у тех студентов, у которых в ночь после экзаменов увеличивался быстрый сон, частота сердечных сокращений и артериальное давление сохранялись на высоком уровне даже по завершению стрессовой ситуации. Эти результаты сопоставимы с данными М. М. Козловской о стойком повышении артериального давления после прекращения стрессовых воздействий у тех животных, которые реагировали на стресс отказом от поиска. У тех студентов, у которых вегетативные показатели быстро возвращались к норме, напротив, увеличивался дельта- сон. Мы предположили, что увеличение быстрого сна служит для компенсации непродуктивного невротического эмоционального напряжения перед экзаменом. Увеличение же дельта-сна, учитывая его роль в организации и сохранении заученного материала, может быть обусловлено высокой интеллектуальной нагрузкой в предшествующий день.

Экспериментальный стресс у лиц с повышением артериального давления также включал нагрузку на интеллектуальные функции и память – испытуемым предлагалось решить сложные задачи или вспомнить сведения, давно не восстанавливавшиеся в оперативной памяти. Поэтому есть основания предполагать, что увеличение дельта-сна у гипертоников первой группы отражает усиление интеллектуальной поисковой активности и соответствует нормальной реакции на интеллектуальную нагрузку. В таком случае повышение артериального давления представляет собой не более чем компонент психофизиологической мобилизации, необходимой для выполнения интеллектуальных задач, т. е. физиологический компонент поисковой активности.

Это предположение подтверждается особенностями гемодинамики: умеренное повышение периферического сосудистого сопротивления является адекватной реакцией здоровых людей на стресс, если при этом уменьшается сердечный выброс и сохраняется на постоянном уровне минутный объем выталкиваемой крови. Такая реакция сердечнососудистой системы свидетельствует о нормальном функционировании рефлекторной саморегуляции, когда повышение кровяного давления возбуждает специальные механизмы в стенке сонных артерий. Оттуда информация поступает в нервные центры сосудистой системы, и они обеспечивают замедление сердечного ритма.

Эссенциальная гипертония – Предыдущая Следующая – Какой стресс ведет к гипертонии?
Поисковая активность и адаптация.Содержание