Яндекс.Метрика

II. Некоторые направления в современной мировой психологии

В зависимости от объекта либидо (предмета, на который оно напра­влено) можно различить аутоэротический период, а позднее создается эдиповский комплекс (в первые детские годы), в котором мальчик кон­центрирует свои страстные желания на матери и в котором развивается враждебное отношение к отцу-сопернику. Аналогичное явление наблю­дается и у девочек. Детская сексуальность имеет две верхние точки, раз­деленные периодом латентности. Первая верхняя точка отмечается на 4-5 году жизни (сюда наслаивается и «кастрационный комплекс»), затем следует период латентности, длящийся до наступления пубертатного пе­риода, когда «развиваются формы нравственности, стыда и отвраще­ния». Сексуальность направлена на сладострастие (по принципу сладо­страстия), и лишь во вторую очередь она служит для репродукции, раз­множения.

Учение об отвращении, подавлении, подсознании, об этиологиче­ском значении сексуальной жизни, о детской сексуальности и об ее значе­нии для всей дальнейшей жизни является основой психоанализа.

К этому присоединяется концепция Фрейда о личности и о роли подсознания. Фрейд делит «психический аппарат индивида» на три об­ласти.

  1. «Оно» (Id, Es) является подсознательной, анимальной, инстин­ктивной областью импульсов и потребностей, которые стараются удо­влетворить по принципу сладострастия.
  2. «Я» (Ego, Ich) является сознательной областью или по большей части способной к сознанию (несмотря на то, что оно также коренится в подсознании). Основной задачей «Я» является цензура над импульсами, исходящими из области «Оно». «Я» или пропускает эти импульсы в сознание, или подавляет их отчасти сознательными, отчасти подсознательными механизмами.
  3. «Над Я» (Superego, Uber-Ich) является «наследником эдиповского комплекса и представителем этических требований человека», равняется тому, что в разговорной речи означают словом «совесть»; это область нравственной оценки и ценности, это идеальное «Я», осознавание того, как должно было бы выглядеть «Я» в соответствии с общественными принципами и моральными высшими требованиями.

Как у айсберга, основная масса которого находится под водой, так и большинство психических процессов происходит в бессознании и лишь незначительная часть их осознается. Между бессознательной и сознательной областью имеется предсознание, в которое поступают только те мысли, представления и стремления, которые были пропуще­ны цензурой «Я».

Человеческой жизнью управляют два влечения: Эрос – инстинкт са­мосохранения и сохранения рода (который Фрейд сузил до либидо се­ксуального характера) и Танатос – влечение смерти, влечение деструктивное. В данном случае влечение здесь рассматривается «как какая-то гибкость всего живущего, как стремление вновь создать ситуацию, уже однажды существовавшую и нарушенную внешними причинами».

Психоанализ, без сомнения, переоценил роль сексуальности в жизни человека, так что Фрейда справедливо упрекают в пансексуализме. По­следний проявляется ясно не только в объяснении сновидений, в кото­рых все длинное и плотное является половым членом, а все, имеющие углубление (например коробка), является женским гениталием; каждое ритмическое движение означает движение при половом сношении (если на поезде, на лыжах и т. п.); каждое управление (например, сон об упра­влении поездом) означает онанизм, но также и в объяснении социальных и культурных явлений. Например, паника возникает вследствие того, что толпа теряет своего вождя, который, в сущности заменяет отца; убийство отца, по Фрейду, является ядром тотемизма и отправной точ­кой для возникновения религии; сублимацией секса является и искус­ство, и наука и т. д. (сублимация означает перевод секса в другие обла­сти). Таким путем психоанализ Фрейда игнорирует историческо-общественное развитие и экономическо-общественные отношения. Человек, по Фрейду, определен, в сущности, подсознанием, детерминирован слепы­ми биологическими силами и кончает философским фатализмом. (То, что мы называем своим «Я», ведет себя в жизни пассивно, наша жизнь направляется неизвестными, непреодолимыми силами …, собственным результатом, а следовательно, и первой целью является смерть».)

Психологи также никогда не отрицали важность первых детских впечатлений и особенно травматизирующих впечатлений. Но им также хорошо известно, что ни детской сексуальностью, ни сексуальными впе­чатлениями во взрослом состоянии невозможно объяснить неврозы (например, посттравматические неврозы, конфликты на работе и т. д.). Па­циенты Фрейда, однако, в большинстве своем относились к слоям общества, ведущим праздную жизнь, заполненную в первую очередь се­ксом.

В противоположность этому следует признать большое значение Фрейда за его попытку создать в противовес кафедрально-дедуктивной и статистической психологии динамическую и глубинную концепцию лич­ности, его упор на значение подсознательных компонентов психической жизни и их связи с сознанием, значение ранних детских впечатлений, подчеркивание значения биологических потребностей, изучение меха­низма неврозов; изучение кажущихся бессмысленными снов, их симво­лики и изучение так называемых ошибочных действий (описки, оговорки и т. п.).

Хотя эта интерпретация и генерализация были ненаучными, можно сказать, что значение Фрейда заключается в том, что статическую пси­хологию он заменил психологией динамической.