Яндекс.Метрика

Глава 4. Типы самотонозогнозий (продолжение)

Тревожно-депрессивный синдром наиболее харак­терен для начала заболевания (состояние стресса) с витальным компонентом соматического страдания – реальная угроза для жизни (инфаркт миокарда, онкологическое заболевание и др.), заболевании с чрезмер­ной переоценкой значимости этического компонента болезни (инфекционные заболевания, в частности ту­беркулез, сифилис и проч.), а также для отчетливо выступающей уже в начале заболевания угрозы частич­ной или полной утраты профессионально-трудовой деятельности (внезапная потеря зрения, конечностей и т д ). Для таких больных характерны сниженность настроения, тоска, грусть, погруженность в свои болез­ненные ощущения, мысли и чувства, от которых они не способны отвлечься, фиксированность на представле­ниях о тяжелом недуге; им свойственны суицидные тенденции [Фелинская Н. И., Чибисов Ю. К„ 1972]. В структуре этого синдрома могут выступать эмоции страха, отчаяния, сужения сознания, доминирующие идеи связанные с соматическим страданием [Авербуx Е. С. 1975]. Страх — это субъективное пережива­ние угрозы, опасности благополучию организма, тревога же — это тоска, направленная на будущее [Кербиков О. В., 1971] В отдельных случаях возникновение того или иного соматического заболевания может сопровождаться возбуждением типа меланхолического раптуса (взрыва) с чувством отчаяния, безнадежности, гибели, катастрофы [Равкин И. Г., Голодец А. Г., 1969].

Астено-депрессивный синдром развивается обычно в стадии разгара и исхода заболевания. В клиниче­ской картине можно проследить сниженность общего фона настроения, угнетенность, растерянность, замедленную моторику. Развиваются эти депрессивные явле­ния на фоне астении. Нервно-психическое истощение довольно выражено и достигает степени общей асте­нии, т. е. захватывает не только интеллектуальную и эмоциональную сферы, но и физическое состояние. Глубокое уныние, тоскливость носят, однако, стереотип­но-однообразный характер, с замедленной, малозамет­ной динамикой болезненных проявлений [Фелинская Н. И., Чибисов Ю. К., 1972]. В возникновении депрессивной реакции определя­ющую роль играет психотравмирующий фактор, обусловленный психологической значимостью страда­ния. По окончании соматического заболевания эти реакции в большинстве случаев проходят. Это можно проследить на следующем примере.

Больной П., 19 лет, образование среднее, лаборант. В терапев­тическом отделении находился с 21 июня по 10-июля 1973 г. с диагнозом: глистная инвазия (аскаридоз).

С детства возбудим, обидчив, нетерпелив, внушаем, к своему здоровью всегда внимателен, даже при нетяжелых заболеваниях появляется растерянность.

С 25 апреля по 20 июня находился в терапевтическом отделении tin обследовании, установлена глистная инвазия — аскаридоз, произ­ведена дегельминтизация кислородом. В день выписки из отделения вечером в кале вновь обнаружил глисты. Испугался, что болен не­излечимым заболеванием. Ночь почти не спал, находился в состоя­нии смятения. Утром поехал в больницу, вызвал лечащего врача, повторно стационирован.

В отделении вначале растерян, на лице выражение страха, с трудом осмысливает окружающее, настроение подавленное, много говорит о своем заболевании. В дальнейшем вял, назойлив в отноше­нии своего заболевания, излишне фиксирован на своих соматических ощущениях.

В процессе лечения настроение выровнялось, выписан в хорошем состоянии.

Складывается впечатление, что в данном случае имеет место патологическая форма реагирования на аскаридоз (тревожно-депрессивный синдром). В основе главным образом преморбидно-личностные особенности.

При фобическом варианте реакции определяющую роль играют личностно-преморбидные особенности. В анамнезе таких больных прослеживаются тревожно-мннтельные черты характера, робость, неуверенность, недостаточная физическая выносливость и т. Д. Эти качества могут служить проявлением акцентуированности личности, ее деформированности по психопати­ческому типу. Кроме личностных особенностей, возник­новению фонических реакций могут способствовать различного рода истощающие, астенизирующие организм факторы.

В классическом понимании фобии как навязчивые страхи характеризуются сохранностью полной критики со стороны больного к этим явлениям. Однако при анализе фобического варианта критика к переживаниям оказывается неполной. Сохранность критики при навязчивых страхах характерна для сома­тических больных вне острых приступов фобии. В течение самого приступа страха переживаемую опасность больные считают вполне реальной [Попов Е. А. 1956, Давиденков С. Н„ 1963]. Навязчивый страх (фобия) отличается интенсивностью, непродолжительностью, иногда бессмысленностью, несмотря на усилия спра­вился с ним [Снежневский А. В., 1968]. Общепризнано,

Что одним из частых психотравмирующих факторов, выступающих в роли причины навязчивых страхов, являются объективно регистрируемые изменения со­стояния здоровья. Причем в одних случаях эти изменения носят острый и кратковременный характер, в других — подострый с длительным течением.

При исследовании тяжести фобических реакции, их динамики выделяют три периода: первый – это появление навязчивых страхов под действием травмирующего раздражителя – непосредственного соприкосновения с патогенным фактором. Второй – возникает не только в патогенной ситуации, но и в ожидании столкновения с травмирующими раздражителями, фобические реак­ции появляются на отдаленный, значительно более слабый раздражитель. Третий период – появление фо­бических переживаний в объективно индифферентной ситуации, которые возникают лишь под влиянием навязчивых представлений о патогенной ситуации [Асатиани Н. М., 1967].

Изменчивость навязчивых страхов определяется не только личностными особенностями, но и характером заболевания. Так. при заболеваниях, затрагивающих жизненно важные функции (органы кровообращения,  дыхания), пароксизмально могут возникать фобии в виде страха смерти – танатофобии. К этой группе фобических реакций с известным основанием относятся навязчивые страхи при заболеваниях с вероятным летальным исходом (например, канцерофобии при затяжных заболеваниях желудочно-кишечного тракта и др.). Эти фобии могут быть отнесены к первому периоду. Наряду с танатофобиями не меньший удель­ный вес занимают страхи перед отдельными формами соматических страданий, так называемые нозофобии. Своей основой они имеют патологическую интрапсихическую переработку малосущественных болезненных проявлений. Типичным выражением их является сифилофобия. В отличие от танатофобий в формирова­нии нозофобий существенную роль играют опасения снижения и даже полной утраты возможности профессионально-трудовой деятельности, а также преувеличе­ние значимости этических и интимных компонентов болезни. По своему генезу эти фобии могут быть отнесены ко второму периоду. Наряду с танато- и нозофобиями заслуживают выделения дисморфофобии. Основой их является преувеличение, утрированное представление об эстетических компонентах не только болезни, но и ее последствий. Это различного рода заболевания, повреждения наружных участков тела человека (кожные заболевания, рубцы лица и других поверхностных участков, облысение и проч.). Такая форма фобических реакций по своему происхождению стоит ближе к третьему периоду фобических рас­стройств. Указанные косметические дефекты приобре­тают психогенно-стрессовый характер лишь у опреде­ленных лиц (акцентуированных, деформированных — психопатического и патохарактерологического типа) с повышенной чувствительностью к своему здоровью, соматическому заболеванию, особенно ее эстетическому компоненту [Коркина М. В., 1968].

оценка значимости болезни – предыдущая | следующая – патологические истерические реакции

Квасенко А.В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание