Яндекс.Метрика

Основные типы акцентуаций характера (продолжение)

Самооценка носит односторонний характер. Замечают свою склонность к периодам мрачного расположения духа («на меня находит»), осмотрительность, приверженность к аккуратности и порядку, нелюбовь к пустым мечтаниям и предпочтение жить реальной жизнью, беспокойство о своем здоровье, даже склонность к ревности. В остальном представляют себя гораздо более конформными, чем это есть на самом деле.

Скрытая акцентуация по эпилептоидному типу обнаруживается либо в ситуации, которая наносит удар по «слабому звену», например при конфликтах по поводу ущемления интересов, при возможности проявить деспотическую власть над другими, либо под действием алкоголя — опьянение, как указывалось, протекает очень тяжело.

Слабым местом эпилептоидной акцентуации является также непереносимость неподчинения себе и материальных утрат неспо­собность унять свое властолюбие, необузданная ревность. Но лю­бой аффект легко становится неудержимым и приводит иногда к непоправимым последствиям.

Психологической защитой становится уединение с каким-либо «успокаивающим нервы» занятием, требующим тщательного, но монотонного труда.

По данным В. В. Юстицкого [Патохарактерологические ис­следования…, 1981], в подростковых группах эпилептоидные подростки приближают к себе конформных за их подчиняемоcть и нестроптивость. Любые типы характера у других подростков от гипертимных до шизоидных – эпилептоидному подростку неприятны, и тем более, чем ярче выражены их черты.

Особенности динамики эпилептоиднои акцентуации проявляются в следующем. В одних случаях с возрастом эпи­лептоидные черты несколько сглаживаются (переход явной ак­центуации в скрытую), в других – остаются выраженными на всю жизнь. Определенная угроза имеется в отношении формиро­вания хронического алкоголизма, чему способствует тяготение к сильным степеням опьянения.

В условиях гипопротекции и асоциальной среды на эпилептоидное ядро могут наслаиваться черты неустойчивого типа, хотя, казалось бы, эти черты трудно с ним совместимы — праздный образ жизни, уклонение от всякого труда, желание жить сегод­няшним днем и любыми путями заполучить удовольстие и раз­влечения, полное равнодушие к вопросам морали и нравствен­ности безразличие к будущему. Подобный «эпилептоидно-неустойчивый» тип акцентуации характера, по описанию А. А. Александрова и А. А. Вдовиченко [Патохарактерологическии диагностический…, 1976], в какой-то мере напоминает группу«антисоциальных» П. Б. Ганнушкина (1933).

Воспитание в условиях потворствующей гиперпротекции может наслоить на эпилептоидное ядро истероидные черты. Но особенно пагубными для зпилептоидов являются условия жестких взаимоотношений — они способствуют психопатическому развитию по эпилептоидному типу. Эпилептоидная акцентуация может быть также почвой для острых аффективных реакции — экстра- или интрапунитивных, для делинквентных и даже криминальных поступков.

Виктор Я., 14 лет. Вырос в неблагополучной семье. Отец — пьяница, скандалист, осужден за дебош. Мать после черепно-мозговой травмы состоит на учете психоневрологического диспансера с диагнозом травматическая энце­фалопатия. Старший брат 23 лет был осужден за хулиганство. Во время бе­ременности — токсикоз, в родах асфиксия. В раннем детстве перенес тяжелую корь с потерей сознания. Раннее развитие без задержки. В детсаду был возбудим, беспокоен. В школе до 11 лет учился хорошо и старательно. С началом полового созревания и переходом в 4-й класс с предметной системой и многими учителями изменился: стал груб, драчлив, прогуливал уроки, время стал проводить в уличных компаниях. Несколько раз был задержан за кражу велосипедов: не только катался на них, но и разбирал и продавал по частям. Комиссией по делам несовершен­нолетних при исполкоме был направлен в спецйальный интернат для трудных подростков. Там проучился два года, был вожаком в своей группе, держал в страхе и повиновении своих одноклассников, заставлял их себе прислуживать. В столярной мастерской тайком надышался ацетоном до опьянения. После нака­зания за этот поступок совершил демонстративную суицидную попытку (порезал себе вены). Затем наелся мыла, чтобы вызвать у себя понос и попасть в боль­ницу— оттуда совершил побег и долго скрывался. Стал пьянствовать, приходил домой, избивал мать, требуя у нее денег. Поджидал около школы малышей, бил их и отнимал у них мелкие деньги.

По заявлению матери осмотрен психиатром. Во время беседы мрачно-угрюмое выражение лица, презрительно цедит слова, старается не сказать о себе лишнего. Выяснилось, что любит разбирать велосипеды и моторы — «это занятие успока­ивает, когда злюсь». Хочет в будущем стать шофером. Всячески старается скрыть, что в асоциальных компаниях был властным вожаком, чтобы «не отвечать больше других». Признался, что 2—3 раза в месяц любит напиваться так, чтобы «отру­биться», В опьянении бывает драчливым. Предпочитает крепкие напитки.

Общее физическое развитие по возрасту, но сексуальное — с акселерацией. Приземистый, крепкого сложения.

При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.

При патохариктсрологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован выраженный эпилептоидный тип, но без приз­наков, указывающих на формирование психопатии. Отмечены высокая склон­ность к делинквентности и алкоголизации, выраженная реакция эмансипации. Самооценка — неправильная: по шкале субъективной оценки выступили только конформные черты, отвергаются черты шизоидные, астено-невротические, лабиль­ные и меланхолические.

Заключение. Психически здоров. Нарушение поведения на фоне явной эпилептоидной акцентуации.

Катамнез. Собран через 2 года. Проходит обучение в специальном ПТУ для трудных подростков.

эпилептоидный тип – предыдущая | следующая – истероидные подростки

Подростковая психиатрия. Содержание.