Яндекс.Метрика

Виды неправильного воспитания (продолжение)

Эмоциональное отвержение. При этом типе воспитания ребенок и подросток постоянно ощущают, что им тяготятся, что он — обуза в жизни родителей, что без него им было бы легче, свободнее и привольнее. Еще более ситуация усугубляется, когда рядом есть кто-то другой — брат или сестра, отчим или мачеха, кто гораздо дороже и любимее (положение Золушки).

Скрытое эмоциональное отвержение состоит в том, что родители, сами себе не признаваясь в этом, тяготятся сыном или дочерью, хотя гонят от себя подобную мысль, воз­мущаются, если кто-либо им укажет на это. Силами разума и воли подавленное эмоциональное отвержение обычно гиперкомпенсируется подчеркнутой заботой, утрированными знаками внимания. Однако ребенок и особенно подросток чувствует искусственную вымученность такой заботы и внимания и ощущает недостаток искреннего эмоционального тепла.

Эмоциональное отвержение тяжело сказывается на лабильной, сенситивной и астеноневротической акцентуациях, усиливая чер­ты этих типов. Однако явное эмоциональное отвержение может заострять также черты эпилептоидной акцентуации. При сочета­нии эмоционального отвержения с гипопротекцией лабильные подростки ищут эмоциональных контактов в уличных компа­ниях — в итоге на лабильное ядро могут наслоиться черты неустойчивости.

Условия жестоких взаимоотношений. Обычно сочетаются с эмоциональным отвержением. Жестокое отношение может проявляться открыто — суровыми расправами за мелкие про­ступки и непослушание или тем, что на ребенке, как на существе слабом и беззащитном, «срывают зло» на других. Но жестокие отношения в семье могут быть скрыты от посторон­них взоров. Душевное безразличие друг к другу, забота только о себе, полное пренебрежение интересами и нуждами других членов семьи, незримая стена между ними, семья, где каждый может рассчитывать только на себя, не ожидая ни помощи, ни участия,— все это может быть без громких скандалов, без драк и без избиений. И тем не менее такая атмосфера душевной жестокости не может не отразиться на подростке.

Жестокие отношения могут также культивироваться между воспитанниками в некоторых закрытых учебных заведениях, особенно для трудных и делинквентных подростков, несмотря на материальную обеспеченность и строго регламентированный режим. Тирания вожаков, издевательство сильных над слабыми, расправы за неподчинение, раболепие одних и мучения других — все это особенно легко расцветает, если работа воспитателей отличается формализмом.

Воспитание в условиях жестоких взаимоотношений способству­ет усилению черт эпилептоидной акцентуации и развитию этих же черт на основе акцентуации конформной.

Условия повышенной моральной ответственности. В таких случаях родители питают большие надежды в отношении будущего своего ребенка, его успехов, его способностей и талантов. Они нередко лелеют мысль, что их потомок воплотит в жизнь их собственные несбывшиеся мечты. Подросток чувствует, что родители от него ждут многого.

В другом случае условия повышенной моральной ответствен­ности создаются, когда на малолетнего подростка возлагаются недетские заботы о благополучии младших и беспомощных членов семьи [Сухарева Г. Е., 1959].

Почти все подростки обнаруживают большую устойчивость в отношении возвышенных родительских экспектаций или возложен­ных на них трудных обязанностей. Несостоятельность и промахи не производят надламливающего действия. Исключение состав­ляет психастеническая акцентуация, черты которой резко за­остряются в условиях повышенный моральной ответственности, приводя к психопатическому развитию или к затяжному обсессивно-фобическому неврозу.

Противоречивое воспитание. В одной семье каждый из родите­лей, а тем более бабки и деды могут придерживаться неодинако­вых воспитательных стилей, сочетать несовместимые воспитатель­ские подходы, осуществлять разные виды неправильного воспита­ния. При этом члены семьи конкурируют, а то и открыто конфликтуют друг с другом. Например, могут сочетаться доминирующая гиперпротекция со стороны отца и потворствующая со стороны матери, эмоциональное отвержение со стороны родителей и потворствующая гиперпротекция со стороны бабки. Подобные ситуации оказываются особенно пагубными для подростка, создавая большой риск для удара по слабым сторонам его характера.

Подросток оказывается наиболее чувствительным к тому из видов неправильного воспитания, которое адресуется к ахилле­совой пяте его типа акцентуации.

Воспитание вне семьи. Само по себе воспитание вне семьи, в условиях интерната в подростковом возрасте не является отрицательным психогенным фактором. Наоборот, для подростков бывает даже полезным расставаться с семьей на определенные отрезки времени и жить среди сверстников — это способствует развитию самостоятельности, умению устанавливать контакты, выработке навыков социальной адаптации. Временное отделение от семьи бывает особенно полезным, когда нарушения поведения связаны с тяжелой семейной ситуацией.

Отрицательными психогенными факторами являются не­достатки в работе интернатов и других воспитательных учрежде­ний — сочетание строгого режима, граничащего с гиперпротек­цией, с формализмом в его соблюдении, открывающим отдушину для скрытой безнадзорности, дурных влияний, жестоких взаимо­отношений между воспитанниками, а также недостаток эмоцио­нального тепла со стороны воспитателей. Устранить все эти дефекты в интернате гораздо труднее, чем в гармоничной семье.

Именно поэтому воспитание в такой семье, дополненное и кор­ригируемое общественным воспитанием, было и остается лучшим для становления личности, особенно в младшем и среднем подрост­ковом возрасте.

Описанные типы неправильного воспитания, видимо, связаны с теми тенденциями, которые в какой-то мере оказываются присущими ряду современных семей. Социопсихологические исследования [Харчев А. Г., 1981] показали, что в Москве лишь 50 % юношей и 34 % девушек 15—17 лет помогают семье в ведении хозяйства; около 20 % совершенно не умеют готовить пищу, 54 % юношей не умеют стирать. В то же время лишь 9 % семей обсуждает с подростками покупку дорогих вещей, лишь 13 % — как провести летний отдых и т. п. Зато родительские экспектации в отношении своих детей очень высоки. В Тбилиси, например, 96 % родителей планируют для своих детей обязательно высшее образование, 90 % готовы их содержать, лишь бы только учились, в то время как сами подростки изъявили желание его получить лишь в 56 % случаев.

неправильное воспитание – предыдущая | следующая – галлюцинации

Подростковая психиатрия. Содержание.