Яндекс.Метрика

VI. Психотерапия (продолжение)

Поэтому выгоднее пользоваться вспомогательным связующим зве­ном. Особенно при эксплорации, но делать это так, чтобы не возбудить в ребенке подозрения, что это допрос. Приводим эксплорацию, напри­мер, так что ребенок отвечает кукле – «Петрушке». Ребенок, который на прямой вопрос не ответил, не сказал, почему не хочет спать, чего боится, Петрушке сразу же на ушко шопотом сказал, что боится уснуть потому, что мама и папа могут оставить его одного. Оказалось, что родители действительно очень часто оставляли ребенка (четырехлетнего) одного, так как не могли отказаться от посещения кино.

Психотерапию проводим, например, так, что не принуждаем ребен­ка говорить, не спрашиваем, почему он молчалив, и т. д. не уговариваем его, не обещаем ему что-то, «если будет говорить». А вот кукла девочки- мутистки (хотя сначала она только слушала, потом едва слышно и односложно отвечала), наконец, втянет ее в разговор. А это и есть на­чало разговора вообще.

Для всех этих различий очень важной является работа с окружающими ребенка людьми: с родителями, братьями и сестрами, с учителями, друзьями. Мы создаем здоровую, бесконфликтную, но не тепличную среду. Наши исследования показали, что 35% всех невротических детей (не считая всех остальных факторов, которые вообще могли быть приняты во внимание) стали такими по вине своих родителей, под действием неправильных мер воспитания. Разность методов воспитания, несисте­матичность, репрессивность только вербализирующая, равнодушие к ребенку, безучастность и отсутствие интереса, избалованность ребенка в результате воспитания и т. д. должны всегда быть предметом нашего анализа. Психотерапия сама по себе была бы лишней там, где причина лежит не в ребенке, а в нежелательных условиях окружения, которые нужно изменить.

Исследовательский подход к этому, давно известному обстоятель­ству, что необходимо «лечить» скорее родителей и других членов семьи, чем невротические симптомы у ребенка, заставил применять в насто­ящее время все более интенсивно развивающуюся, систематически про­водимую «семейную психотерапию» на основе теории коммуникации. Специфической формой является именно психагогика (неправильно го­ворят о терапии) всей семьи, «которая рассматривается как гомеостатическая система, имеющая свои правила и мифы, свои защитные механиз­мы, свою историю и свои кризисы, или свою патологию и своего паци­ента как проявление и следствие определенного идиосинкратического стиля в сохранении динамического равновесия отношений посредством коммуникации».

Мы цитировали П. Боша, который является одним из главных пре­дставителей семейной терапии у нас вместе с Лангмайером, Матейичеком, Валашековой и другими авторами. Что касается групповой тера­пии детей, то мы отсылаем читателя к книге Славсона и Шиффера (1975). Психотерапии детей посвящен двухтомный компендиум, соста­вленный Гердом Бирманном (1969), который почти во всех своих ста­тьях, к сожалению, исходит из психоаналитической платформы.

6. Психотерапия в кабинете участкового врача

По статистическим данным 40-50% больных (иногда гораздо больше) обращаются к участковому врачу с признаками на первый взгляд органических заболеваний. В дальнейшем оказывается, что это пациенты
с нервными расстройствами, психопаты и т. д.

Полагая, что все участковые врачи должны пользоваться определенными общими принципами диагностики и терапии невротических расстройств, мы приводим здесь небольшую инструкцию по всем нашим
предыдущим рассуждениям.

1. При каждом противоречии между объективными данными и субъективными жалобами больного помнить о возможном неврозе. При этом необязательно посылать каждого такого пациента сразу к психиатру; наоброт, лучше, если лечащий врач сам попытается помочь боль­ному простыми методами психотерапии.

2. Для исключния органической основы заболевания необходимо провести полное исследование (внутреннее, глазное, ортопедическое и т. д.).

3. Не успокаиваться изолированным выявлением симптомов, а по­нимать больного как единство организма и всей жизненной среды (знать общее развитие, жизненную ситуацию, материальные факторы, влияние личной жизни, травмирующие моменты и т. д.).

4. Необходимо быть осторожным в оценке доли влияния соматиче­ских, психогенных или социогенных факторов. (У одной нашей пациентки, например, совмещалась очень точно конфликтная ситуация с припадком истерии, даже с очень тяжелым. Но так как некоторые, довольно незначительные моменты предостерегали нас от опрометчивого заклю­чения, было проведено ликворологическое исследование и оказалось, что у нее имеется энцефалит).

5. Избегать как ятрогенизации так и полипрагмазии!

Основные принципы простого психотерапевтического лече­ния

1. Не предубеждать пациента в том, что «у него не могут быть те признаки, на которые он жалуется», а наоборот, ободряюще и понятно объяс­нить ему механизм возникновения этих признаков. Особенно важно, что­бы пациенты сразу же и без страха поняли функциональный характер болезненных признаков и перестали бояться тяжелого заболевания серд­ца, желудка, безумия, рака, инфаркта т. д.

индирективный психотерапевт – предыдущая | следующая – участковый врач