Яндекс.Метрика

II. Некоторые направления в современной мировой психологии

Кибернетика в медицине и психологии, следовательно, является одной из областей прикладной кибернетики, опирающейся прежде всего на биологическую кибернетику (живые системы) как на свою теоретиче­скую основу. Живая система в настоящее время характеризуется не только обменом веществ и энергии, но и обменом информаций. Кибер­нетика в медицине (по Ларину и Баевскому) занимается: а) вопросами диагностики; б) вопросами автоматизации ухода за больными – лечебно диагностическими аппаратами и автоматическими приборами для лабо­раторной практики и экспериментальной работы; в) вопросами приме­нения кибернетики в отдельных медицинских дисциплинах (в гинеколо­гии, в хирургии, в терапии и т. п.).

Что касается психологии, то основоположник кибернетики сам про­возгласил, что к формулировке принципов кибернетики его привели именно рассуждения о психологии и нервной системе, а также убеждение в том, что при этом нельзя забывать о сознании. И наоборот, в насто­ящее время невозможно в психологии не обращать внимания на кибер­нетику и ее принципы и с ее помощью не пытаться решить некоторые, до сих пор не решенные проблемы. Кибернетика и особенно теория ин­формации предоставили психологии прежде всего новые взгляды и но­вую систему понятий для нерешенных проблем, новый методический подход и новое экспериментальное направление.

С другой стороны, появилась отчетливая опасность упрощения сложной психологической проблематики в том смысле, что у недоста­точно осведомленных психологов стремление к применению «новых» кибернетических понятий в психологии могло бы стать лишь простым заменителем хороших психологических понятий (вход, выход, информа­ционный канал, шум, приемник – адресат, обратная связь, кодирование и т. д.), лишь как бы переводом с одного языка на другой, причем собст­венная безусловно плодотворная польза кибернетики не достигла бы своей цели.

Появилось опасное упрощение и некритическая вера во всемогуще­ство кибернетических методов также по отношению к сложным явлени­ям сознания, эмоциональной жизни, творческой деятельности и т. п. Ки­бернетика при исследовании сложных систем использует принцип изо­морфизма, исходя в основном из идей единства процесса управления и передачи в живых и неживых системах. Однако мы полагаем, что и наиболее совершенная кибернетическая модель может лишь в общем ими­тировать некоторые отдельные функции и действия организма и что она полезна именно с этим ограничением. Мы отдаем себе отчет, что изуча­ем функции, а не структуры системы. Следовательно, речь идет о так на­зываемом методе «черного ящика», состоящем в том, «что без изучения внутренней структуры системы и распределения ее элементов определя­ются принципы ее функции лишь на основании наблюдения ее входов и выходов» (Парин).

Следовательно, в заключение можно сказать, что сотрудничество кибернетики с биологией, медицинскими науками и психологией доказа­ло свою пользу и потому, что кибернетические машины, которые в наи­более совершенной форме в настоящее время могут работать как само­организующиеся системы «ведут себя» так, что их можно использовать при моделировании некоторых психологических проблем. Очевидной является особенно методологическая польза кибернетики в психологиче­ских исследованиях, главным образом в интердисциплинарном сотруд­ничестве, что соответствует представлению основоположника киберне­тики Норберта Винера.

III. Несколько слов о значении экспериментальной психологии

Мы уже говорили о значении первых экспериментов в психологии. Это психофизика Фехнера, психофизиология Гельмгольца, первая психоло­гическая лаборатория Byндта в Лейпциге, вюрцбурская школа, гештальтисты в Германии, позднее – работа Гальтона в Англии с близне­цами по проверке теории наследственности, усилия Рибо и Жане во Франции, направленные на основание Французской экспериментальной психологии, созданной впоследствии Альфредом Бине, оригинальные работы Клапареда. Создание экспериментальной генетической психо­логии Пиаже имело мировое значение: его работы об интеллекте и ис­следования о восприятии (1943) являются образцом ясной концепции и методологической точности. Необходимо отметить его синтетическую книгу экспериментов в области интеллекта и восприятия “Les mecanismes perceptifs”, написанную в 1961 году.

В американской психологии, начиная от основателей эксперимен­тальной психологии Стенли Холла, через Торндайка, Ватсона, Вардена (опыт которого мы описывали в главе о потребностях), Иеркса, Скиннера и т. д., укрепилась психология поведения и психология учения вплоть до бессчетного в настоящее время количества необихевиористов и психологов учения. Так мы попадаем в современность, которую еще не возможно обозреть с исторической точки зрения. Психологическая рабо­та под влиянием факторного анализа, математической статистики, тео­рии информации и кибернетика стала огромной мастерской и более ши­роко концентрированной работой, в то время как за этим огромным и необозримым складом фактов полностью исчезли более общие психо­логические концепции. Несмотря на создание отдельных концепций (психотерапия, концепция гипноза, учения и т. д.), отсутствует концеп­ция общей психологической теории, которая была бы в состоянии обоб­щить результаты бурной и нечеткой в настоящее время эксперименталь­ной и лабораторной работы вообще и наметить хотя бы в общих чертах, что нового они принесли в понимание психической жизни, личности и т. д. Надежды на такое обобщение уменьшаются по мере того, как возрас­тает сверхпродукция детальных работ.

 

кибернетика – предыдущая | следующая – психология здравоохранения