canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Рассмотрение понятия разумного смысла. Объек­тивно-общественный и субъективно-личностный смысл.

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Таким образом, если суждение отражает процессуальный аспект мышления, то и предложение есть своеобразное вербальное воплощение этого аспекта. Но так как предложение — это реальная единица, в которой прежде всего выявляется способ формирования и формулирования мысли, то и речь отражает процессуальность, динамичность мышления в неразрывной свя­зи с языком, воплощающим результат предыдущих мыслитель­ных актов и участвующим в качестве средства, инструмента, орудия в каждом сиюминутном настоящем.

Психологическое определение речи как способа формирова­ния и формулирования мысли в процессе общения позволяет сформулировать и такой ее отличительный критерий, как ос­мысленность, ибо «предложение создает образование другого рода — «смысл», или мыслительный дискурс, внелингвистическая сущность которого очевидна». Но смысл не может рассматриваться вне связи со значением, так как то и другое отражает внутреннюю сторону вербальных единиц, являясь их означаемым. И соответственно рассмотрение смысла в связи со значением требует предварительного определения как каждого из этих понятий, так и нашей исходной позиции в отношении этого взаимодействия в целом. Следует сразу же отметить, что, говоря о взаимодействии языка и речи, мы разде­ляем точку зрения тех исследователей, которые утверждают «первоначальность речи»[1], и, следовательно, в качестве исход­ного принимаем именно смысл[2], понимаемый вслед за А. Н. Леонтьевым в самом широком плане, как создаваемое в дея­тельности субъекта отношение[3]. Проводимый анализ основыва­ется на положении А. Н. Леонтьева, согласно которому целе­сообразно прежде всего вычленить как бы две генетические фазы смысла — «биологический смысл… как смысл предмета, удовлетворяющего данную потребность» [1959, 207][4], и «разум­ный смысл» как общественную по своей природе «единицу че­ловеческой психики» [1959, 211].

Объектом нашего рассмотрения является только разум­ный смысл, в котором можно выделить две стороны: объек­тивно-общественный и субъективно-личностный смысл. Объек­тивно-общественный смысл в речевой деятельности определяет­ся тем общим, что данное языковое явление (и в первую оче­редь слово) значит для всех носителей, т. е. тем, что оно обозна­чает (или означает). Означение включает предметную соотне­сенность и сферу употребления слова, т. е. его связь, сочетаемость, отношения с другими словами. При этом предметная соотнесенность понимается нами как опосредованное отнесение слова к денотату через понятие. Связь с другими словами по­нимается как сложная структура парадигматических и синтаг­матических соотнесений, отражающая тот аспект значения, по которому оно определяется в «лексико-фразеологические фор­мы слова» [Виноградов 1944, 42], или как «совокупность его лексико-грамматических вариантов» [Звегинцев 1957, 126]. Не­сомненно, что это та сторона объективно-общественного смысла, которая психологически выявляется в ассоциативных связях слова, что и дает основание исследователям определять значе­ние как «среднее число ассоциаций с этим словом в минуту» (К. Нобл), а психологическую структуру значения в данном плане рассмотрения — как его «ассоциативную структуру» [Ле­онтьев А. А., 1971, 11].

Таким образом, понятийно опосредуемая, предметная соот­несенность и ассоциативная структура связей слова с другими словами и определяют его объективно-общественный смысл как первый аспект «разумного смысла». Второй его аспект составляет субъективно-личностный смысл, который, во-первых, определяется тем, что данное слово «значит» для данного но­сителя языка, ибо, согласно А. Н. Леонтьеву, личностный смысл «выражает именно его (субъекта) отношение к осозна­ваемым объективным явлениям» [Леонтьев А. Н. 1972 2, 227][5]. Это отношение в речевой деятельности выражается, в частно­сти, в субъективной эмоциональной оценке слова, в оценке его частотности (соответственно вероятности появления) и т. д.

Другими словами, субъективный личностный смысл являет­ся своеобразной призмой индивидуального преломления объек­тивно-общественного смысла явлений как коллективного обоб­щенного опыта носителей языка. Вкупе объективно-обществен­ный смысл вербальных единиц и их субъективно-личностная оценка как первый аспект субъективно-личностного смысла об­разуют значение (языковое) слова[6]. Можно сказать, что имен­но благодаря этому единству «общественно выработанные язы­ковые значения, кристаллизующие в себе объективно-общест­венный смысл явлений, могли служить непосредственно формой также и индивидуального сознания этих явлений» [Леонтьев А. Н. 1959, 240], а не только составлять содержание общест­венного сознания. Существенно отметить, что если объективно- общественный смысл языковых явлений «присваивается» инди­видом, то их субъективно-личностная оценка формируется в самой практике общения и деятельности, обеспечивая ситуатив­но-контекстуальную правильность употребления слов.


[1]          Такова, в частности, точка зрения Ф. де Соссюра: «Исторический факт речи всегда предшествует языку» [1979, 42]. Эту же мысль проводит Э. Коссриу: «Ничто не существует в языке, не будучи испытанным раньше в речи» [1963, 324]. Применительно к нашему определению речи, мы, говоря о един­стве средств (языка) и способа (речи), отмечаем первоначальность способа формирования и формулирования мысли, в процессе которого создавались средства.

[2]  Понятие смысла, так же как и значения, крайне неопределенно. Так, Д. П. Горский насчитывает до пяти значений смысла в употреблении, т. е. смысл как: а) осмысление, б) применение, в) значение, г) аспект, отноше­ние, д) совокупность признаков [1957, 90]. Отмечая многозначность этою понятия, исследователи, как правило, интерпретируют его в плане Г. Фреге — А. Черча, т. е. как способ выражения.

b При этом понятие «смысл» отражает как конституирующее деятельности «отношение мотива к дели» и «отношение субъекта к осознаваемым объек­тивным явлениям, так и зафиксированное в сознании как результат этих ранее установленных отношений» [Леонтьев А. Н. 1959].

[4]         Ср. также более полное определение: «Мы будем называть такое отношение воздействующего свойства к удовлетворению одной из его биологических потребностей, биологическим смыслом данного воздействия» [Там же, 160].

[5]  По определению А. Н. Леонтьева [1972г, 139], личностный смысл «и создает пристрастность человеческою сознания».

[6]         На необходимость объединения объективного и субъективного индивидуаль­ного указывает в своем определении значения К. Г. Крушельницкая: «…в этом особом единстве объективного и субъективного и заключается спе­цифика языкового значения, отличающая его от понятия и тем более от де­нотата» [1967, 215]. Ср. также положение А. Н. Леонтьева [19722], что значение живет двойной жизнью, определяясь предметной отнесенностью и личностным смыслом.

Средство общения – предыдущая | следующая – Языковое значение

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при личных проблемах

Яндекс.Метрика