Яндекс.Метрика

Зрительная радиальная локализация (дистальное положение)

Проведенное доказательство свидетельствует о том, что теория эфферентной копии в целом ошибочна. Мы, однако, не говорили о том, в чем конкретно состоит ее ошибоч­ность. Совершенно очевидно — перцептивная система не комбинирует информацию о месте стимуляции с информа­цией об эфферентных командах к глазным мышцам. Это могло бы быть результатом неспособности зрительной системы комбинировать такую информацию или же ре­зультатом, связанным с особенностями одного из этих двух или обоих рассматриваемых источников информации. Из обсуждавшихся нами результатов кажется вероятным, что перцептивная система не располагает информацией о движении глаз. В равной степени возможно, что не су­ществует системы ретинальных наименований — способов получения знания о том, какой участок сетчатки стиму­лируется. Создается впечатление, что именно здесь реше­ние частных проблем онтогенетического развития восприя­тия положения может привести к его общей теории.

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, исследуя восприятие положения у взрослых, значительно услож­няются, когда мы переходим к изучению зритель­ного восприятия младенцев. Как показывает рис. 3.9), глаз младенца весьма отличен от глаза взрослого. У него примерно тe же оптические характеристики, но он намного короче и имеет другой радиус кривизны. Самое важное, что фовеа расположена в другом месте по отношению к оптической оси глаза. Тонкий пучок света, проходящий через центр оптической системы глаза мла­денца, попадет не в фовеа, а в точку, удаленную от фовеа на 10—15° в назальном направлении (Манн, 1928). По мере роста глаза фовеа смещается в назальном направле­нии, пока она не занимает относительно оптической оси положения, которое имеет у взрослого. Очевидно, что, если бы теория эфферентной копии была верна, младенцы имели бы очень неточную систему восприятия положения. Например, когда глаза взрослого находятся в централь­ном положении и стимуляция локализована в фовеа, то в первом приближении можно утверждать, что объект расположен прямо перед головой наблюдателя. Для глаза младенца это сочетание условий определяло бы положение объекта, смещенное на 15° по отношению к направлению прямо перед головой (см. рис. 3.10). Совершенно очевид­но, что, если бы существовало врожденное правило такого рода, дети не могли бы локализовать объекты относительно себя с какой-либо приемлемой степенью точности (до тех пор, пока фовеа не заняла бы взрослое положение). Как мы увидим, дело обстоит совсем иначе. Младенцы обнару­живают точную радиальную локализацию задолго до этого срока. Таким образом, даже если положение глаза в орбите сигнализируется и регистрируется, не сущест­вует способа комбинации этой информации с информацией о месте стимуляции на сетчатке, который бы позволил получить инвариантное соотношение, пригодное для ре­конструкции любого положения объектов относительно наблюдателя. Одна и та же комбинация информации о месте стимуляции на сетчатке и о положении глаза в ор­бите будет соответствовать различным внешним положе­ниям объекта на разных отрезках развития.
3.9. Схематическое изображение глаза взрослого и глаза но­ворожденного. Вид сверху.

 
Рис. 3.10. Для взрослого стимуляция фовеа глаза в центральном положении означает, что объект расположен прямо перед головой, однако для младенца те же самые условия стимуляции соответствуют объекту, сдвинутому относительно направления прямо перед головой на 15°.
Очевидным способом преодоления этих новых трудно­стей могло бы показаться постулирование специального калибрующего механизма, который мог бы настраивать и исправлять неточности, являющиеся результатом процес­са роста. Некоторые авторы (Хелд, 1965; Колер, 1964) выступили с предложением о существовании такого ме­ханизма на основе своих опытов со взрослыми. Из их экспериментах видимое дистальное положение объектов, соответствующее некоторой комбинации ретинальной ло­кализации и положения глаз, менялось с помощью того или иного оптического устройства, например клиновид­ной призмы (см. рис. 3.11). Когда взрослые начинали носить подобное устройство, их радиальная локализация была искажена, но постепенно она вновь становилась нормальной. Накоплены горы литературы об этих кор­рективных процессах, свидетельствующей об относитель­ном вкладе различных механизмов в процесс перцептивной адаптации. Как Колер, так и Хелд в явной форме утверждали, что подобные коррективные процессы долж­ны участвовать и в развитии восприятия направления у младенцев. Я не могу согласиться с этой точкой зрения и в свою очередь хотел бы доказать, что предло­женные механизмы не участвуют даже в адаптации к призмам у взрослых! Поразительный факт состоит в том, что, хотя адаптацию к призмам обычно описывают как затяжной процесс, 75% общей коррекции возникает мгновенно, сразу как устройство надевается на голову и до того, как какой-либо гипотетический механизм может на­чать свою работу (Рок, 1966). Более убедительное доказа­тельство того, что дистальное положение не воспринима­ется на основе информации о ретинальном месте и положении глаз, трудно было бы придумать.
Рис. 3.11. Клиновидная призма искажает восприятие дистального положения, специфицируемого комбинацией информации о месте раздражения сетчатки и положения глаза в орбите.

 

 

 

 

 

 

теория эфферентной ко­пии – предыдущая | следующая – восприя­тие положения

Психическое развитие младенца. Содержание.