Яндекс.Метрика

3.1.3. Нарушение повторения и понимания речи. Новый подход к классификации афазии (продолжение)

Исследования нарушения понимания на уровне фразы {Цветкова, Стрельцына, 1981) показали, что и в этом случае преобладают ошибки семантического типа, проявляющиеся в вербальных парагнозиях, т. е. больные замещают одно слово другим, близким по значению или по смыслу. Эти факты свидетельствуют о преимущественном нарушении понимания речи на уровне слова и на уровне предложения из-за дефектов либо в звене семантической интерпретации воспринимаемой больным вербальной информации, либо в звене выбора нужного элемента из семантического поля при сличении с поступающей информацией. Таким образом, избирательность на семантическом уровне нарушается больше, чем на сенсомоторном, при понимании и отдельных слов, и предложений при всех формах афазии, однако механизмы нарушения понимания — разные при различных формах афазии.

Подводя итоги нашим исследованиям по нарушению понимания речи при афазии, отметим, что эти исследования уточнили наши представления о механизмах нарушения понимания при разных формах афазии и показали, что процесс понимания нарушается не только при сенсорных, но и при моторных формах афазии. Далее, несмотря на то что механизмы нарушения понимания при разных формах афазии разные, для всех них общим является превалирование семантических замен, т. е. дефекта выбора слова из семантиче-ского поля по разным причинам. Эта семантическая ошибка проявляется как на уровне слова, так и на уровне предложения. Эти данные позволяют предположить, что нарушение выбора слова из семантического поля при понимании является общим симптомом для всех афазий.

Важным является и тот факт, что в основе нарушения понимания речи при акустико-мнестической афазии лежат два радикала (механизма):

— сужение объема восприятия, приводящее к дефектам звукоразличения;

— нарушение предметных образов со стороны утраты их отличительных признаков, что ведет на уровне речи к дефектам выбора слова внутри семантического поля, т. е. к семантическим ошибкам;

Значительный интерес представляют данные о компенсаторном влиянии психологического плана речи на понимание в случаях нарушения ее грамматического оформления. Компенсаторное влияние этого плана речи (включающего в себя субъективную частотность ситуации, содержания, изложенного в предложении, узнаваемость ситуации, ее привычность, эмоциональное отношение к содержанию, связь с прошлым опытом и др.) на эффективность понимания следует учитывать при разработке методов восстановительного обучения.

Важным представляется и отчетливое разделение всех форм афазии на две группы по степени выраженности нарушения понимания, а также и по распределению ошибок, семантических и фонетических. Все это требует и новых методических подходов к восстановлению процесса понимания, которые бы учитывали данные о механизмах и структуре нарушения процесса понимания речи.

Значительный интерес для понимания афазии представляют исследования, в которых изучались два важнейших вопроса о диссоциации речевых и музических процессов и об отношении логико-грамматических и ритмико-интонационных компонентов речевого процесса в речи здорового человека и у больного с афазией. Эти две проблемы исследовались сначала в работах А. Р. Лурии, затем в его совместных работах совместно с Л. С. Цветковой (1962,1966,1970), а впоследствии и в исследованиях автора (1973, 1985, 1989, 2001, 2002).

А. Р. Лурия писал, что «значительный ряд нейропсихологических работ, опубликованный за последние десятилетия, указывает на диссоциацию речевых и «музических» процессов. Больные с выраженными нарушениями речи, возникающими в результате нарушения левого полушария, приводящего к синдрому сенсорной, амнестической и акустико-мнестической афазии, обычно сохраняют музыкальный слух, в то время как у больных с поражениями височных отделов правого полушария и синдромом нарушения музыкального слуха речь остается сохранной» (Лурия, 1969; Цветкова, 1979).

Конечно, особый интерес могут представлять исследования случаев, когда поражения мозга имеют место у музыкантов. Такой случай был представлен нами в работах, в которых было описано нарушение речи у композитора и пианиста, у которого была сенсорная афазия с элементами афферентной моторной афазии. У больного сначала полностью отсутствовала устная экспрессивная речь, было грубо нарушено понимание речи. Постепенно в процессе восстановительного обучения, проводившегося нами, стала восстанавливаться Устная речь — появились слова, отдельные несентенциональные выражения, эмоционально-выразительная речь.

Больной значительно продвинулся в понимании речи, используя для этого напряженное прослеживание за движениями губ нейропсихолога. На определенном этапе общего выздоровления, но все еще с грубой формой афазии у больного появилась способность к письму — восстановление письменной речи опережало восстановление устной. И в этот период больной сел к роялю, стал исполнять сложные произведения. А затем стал проводить консультации со своими учениками (с нашей помощью) и, наконец, стал писать и написал музыку к циклу романсов «Родная земля» на слова Т. Твардовского (соч. 54). Этот случай был детально и глубоко изучен нами и описан. Он позволил нам считать, что мозговая организация слухоречевых и музыкальных процессов различна. Нарушения речи оставляли сохранным музыкальный слух и музыкальную деятельность.

В этой же работе с больным была обнаружена диссоциация восстановления устной и письменной речи. Представляет интерес и тот факт, что при нарушении экспрессивного чтения у больного осталось относительно сохранным внутреннее чтение — не аналитико-синтетческое, а по типу узнавания слова целиком. Оставалось сохранным и восприятие ритма строчки и в целом стихотворения. Он передавал его покачиванием тела, постукиванием пальцем руки и напевом (А. Р. Лурия, Л. С. Цветкова, Д. С. 0>утер, 1968; Л. С. Цветкова, 1965, 1989, 2002).

3.1.3. Нарушение повторения и понимания речи. Новый подход к классификации афазии (продолжение) – предыдущая  | следующая –  3.1.3. Нарушение повторения и понимания речи. Новый подход к классификации афазии (продолжение)

Содержание. Нейропсихологическиая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность.