Яндекс.Метрика

Глава II. ДИАГНОЗ И ПРОБЛЕМА ПСИХИКИ — СОМАТИКИ

Остановимся сначала на причинах и особенностях недисциплинированного медицинского мышления, о котором так подробно говорил в свое время Блейлер[1], в части, касающейся пока только исследования больного вообще и изучения ранних форм заболевания в частности. Мы увидим, что само исследование больно­го является уже не только методом распознавания бо­лезни, но, что весьма существенно, оно является также и началом могучего влияния врача на больного со все­ми благоприятными и неблагоприятными результатами, свойственными всякой терапии. Между тем об исследовании больного как о тера­певтическом методе говорят еще, к сожалению, слишком мало, и во всяком случае значительно мень­ше, чем оно этого заслуживает по своей практической значимости. Именно это и имеют в виду больные, ког­да отмечают «хороший подход» к своим пациентам пользующегося популярностью врача, ибо так с самого начала создается тесный психологический контакт меж­ду врачом и больным, что во многом обеспечивает и правильный диагноз, и эффективную терапию. Распознавание внутренних болезней в ранних стади­ях развития их, раз дело идет, как мы это понимаем теперь, преимущественно о расстройствах функции сложнейших систем организма вследствие не столько морфологических, сколько гуморальных и вегетативных патологических процессов и нарушения их регуляций,— распознавание болезней представляет собой для врача не только аналитическую, но главным образом большую синтетическую задачу. Даже такие па­тологические отклонения в анализах, как альбуминурия, наличие крови в испражнениях, ускорение оседания эритроцитов, отсутствие соляной кислоты в желудочном соке или высокие цифры его кислотности, изменение размеров сердца на рентгенограмме, повышение кровя­ного давления, некоторое изменение в электрокардио­грамме и, наконец, даже положительная реакция Вассермана, — все это несомненно важные факты, хорошо знакомые больным. Они часто являются, как мы под­робно покажем ниже, причиной значительного ухудше­ния их состояния иатрогенного происхождения. Между тем надо помнить, что все эти оторванные от больного результаты аналитической работы врача и особенно лаборатории и даже рентгеновского кабинета не решают сами по себе вопроса о диагнозе патологи­ческого состояния организма и еще меньше вопросы прогноза, выздоровления и трудоспособности больного.В эпоху чисто аналитического мышления в нашей науке, длившуюся более полстолетия, пытались выра­зить болезнь человека и динамику ее развития в математических формулах. Эта эпоха при всех величайших своих достижениях оставила у врача все же очень глу­бокий след чисто механистического мышления. Огром­ные успехи биологических наук, химии и физики, дей­ствительно давшие возможность разложить целый ряд физиологических и патологических явлений в организме на их простейшие элементы, несомненно подняли на недосягаемую прежде высоту методику объективного ис­следования отдельных процессов и значительно обогатили врача достижениями медицинской техники в области распознавания тончайших расстройств функций ор­ганизма. Но, — как говорит Гегель, — «ни механическое сложение костей, крови, хрящей, мускулов, тканей и т. д., ни химическое соединение элементов не состав­ляют еще животного». «Организм не является ни простым, ни составным, как бы он ни был сложен» (Ф. Эн­гельс).

Едва ли удастся более ярко определить причины то­го, что, несмотря на все величайшие достижения меди­цинской техники нашей эпохи, несомненно подвинувшие значительно вперед возможности объективного ранне­го распознавания болезней, задача врача и в наши дни состоит прежде всего в овладении методом рациональ­ного субъективного исследования больного и что это играет часто доминирующую роль в синтетическом про­цессе мышления, результатом которого является пра­вильный диагноз болезней. Понимание человека как спе­цифической биосоциальной категории лучше всего объясняет нам, почему все успехи медицинской техники не снимают и не смогут снять необходимости исследовать личность больного, т. е. изучения тех психофизичес­ких процессов, которые лежат в основе субъективных ощущений больного, его страданий, всего того, что рано ведет его к врачу и что так легко просматривается в этой стадии болезни, если врач находится во власти одного только объективного аналитического метода и ставит себе целью получить только «точные» объектив­ные признаки болезни.


[1] Bleuler Е, Das autistisch — indisclpllnierle Denkeu in der Medialn und Ueberwendung, 1922.

 

распознавание болезни – предыдущая | следующая – субъективное состояние больного

оглавление

консультация психолога детям, подросткам, взрослым