Яндекс.Метрика

К психоаналитической теории психосоматических заболеваний (продолжение)

Психосоматическое симптоматическое поведение как действие интернализованной «злой матери»

Большой вклад в понимание роли архаического враждебного Сверх-Я в генезе и динамике психосоматических заболеваний сделан Ангелом Гарма (1950, 1953, 1958, 1968, 1973), который в основном занимался исследованием и лечением заболеваний желудочно-кишечного тракта. В то время, как Александер (1934) в психодинамике язвенного больного прежде всего подчерки­вал бессознательное желание питания и материнской теплоты у пациента, Гарма (1950, 1953, 1958) видит основной причиной заболевания «интернализованную агрессивно-переваривающую мать». Свою теорию он формулирует сле­дующим образом: «Интернализованная плохая мать действует агрессивно про­тив человека, находящегося в состоянии оральной регрессии».

Он предполагает двухступенчатое развитие симптома:

1. Интернализация «плохой внутренней матери» в раннем детском раз­витии.

2. Реактивация образа злой матери в ходе регрессивного процесса, глав­ным образом в пубертатном периоде.

Главной характеристикой матери, вызывающей в качестве интернализованного злого объекта язвенную болезнь, Гарма (1950, 1953) считает ее стрем­ление держать ребенка в зависимости, подавлять его стремление к автономии, бороться с его агрессивными побуждениями и эдипальными запросами, вы­зывая у него фрустрацию. При этом эффект фрустрации не обязательно носит оральный характер в связи с недостаточностью кормления. Питание просто являет собой, как правило, тот самый уровень взаимодействия с ребенком, который ею подвергается особенно строгому и ригидному контролю. Потреб­ность в контроле делает ее навязчивой в отношении к ребенку, ее борьба с сексуальностью и агрессией фрустрирует его. Поэтому в фантазиях пациента она предстает, с одной стороны, соблазняющей, с другой – отказывающей, преследующей, кусающей, наказывающей.

В психодинамике симптоматического поведения Гарма (1950, 1953) на­ходит следующие характерные черты:

1.  Базисное пассивное подчинение интернализованной архаической вез­десущей и контролирующей матери.

2.  Сильное чувство вины и тенденции к самонаказанию при каждой по­пытке отделения от матери или ее интернализованного образа, при каждом агрессивном импульсе и каждой попытке эдипального приближения к ней.

С его точки зрения, симптомогенез в пубертатном периоде провоцирует­ся реактивированным эдипальным страхом кастрации, следствием которого становится регрессия до орального уровня развития инстинктов. В ходе этой оральной регрессии интернализованная злая мать воспринимается как пло­хое, неудобоваримое питание, которое «ложится тяжестью» в желудке больно­го. Находясь под давлением механизма навязчивого повторения защиты от интернализованных запретов матери на агрессию и кровосмешение, язвен­ный больной в действительности поглощает тяжело перевариваемую пищу, которую бессознательно воспринимает как деструктивно-агрессивную атаку матери и поэтому не может усвоить.

Симптом язвы желудка имеет, по Гарма, тройное значение:

1.  Он обозначает рану отделения, переживаемую пациентом как преры­вание пуповины.

2.  Он представляет собой фантазию кастрационной раны, переживаемую вследствие оральной регрессии на уровне функции пищеварения.

3.  Он обозначает также нанесенное агрессивно преследующей матерью повреждение в смысле «укора совести», которым интернализованная мать на­казывает пациента за его генитальные побуждения и бессознательную потреб­ность в автономии.

В гастродуоденальных нарушениях язвенного больного, которые могут рассматриваться как «чрезмерное функционирование» и как форма «самораз­рушения», Гарма видит решающие моменты структуры личности пациентов, их «гиперкомпенсированную активность и латентную подчиняемость» (Garma, 1950). При этом язвенный больной «позволяет интроецированной матери ку­сать его, наказывая его тем самым за злое желание укусить ее. Это же после­днее желание представляет собой замещение запретных генитальных побуждений, направленных на нее или других женщин».

Таким образом, для Гарма психосоматический синдром является вы­ражением конфликта между инстинктом и архаическим враждебным Сверх- Я, в котором доминирующую роль играет интернализованная злая мать, запрещающая всякое стремление к автономии, обособлению, агрессивным и сексуальным побуждениям. Хотя он не выходит за рамки классического учения об инстинктах (для психодинамики перемещения симптомов он предлагает объяснение из области психолог ии инстинктов (Garma, 1968)), но все же в своей концепции он однозначно подчеркивает роль матери в генезе симптомов. Он сообщает (Garma, 1973), что «знакомый психоана­литик (это был Карл Меннингер. – Г. А.) сказал как-то: по теории Гарма, при вскрытии больного с язвой желудка или двенадцатиперстной кишки в его желудке должны обнаружиться вставные зубы его матери». Гарма счи­тал это замечание грубой карикатурой, которая, тем не менее, хорошо ил­люстрирует его теорию.

Возникающий здесь вопрос относится к психологии Я. Он таков: как ус­троено Я, «позволяющее», по выражению Гарма, интернализованной злой матери «угрызением совести» вызвать язву желудка? Ответ из психологии инстинктов, который дает Гарма, его указание на регрессию до орально-пи­щеварительной стадии под действием неосознаваемого страха кастрации, пред­ставляется мне недостаточным.

Решающим, по моему мнению, является страх потери объекта, подчер­киваемый самим Гарма, когда он обозначает язву желудка как «рану обособле­ния». При этом страх потери и защита от него касается не столько либидинозно загруженного объекта, сколько «матери внешнего мира», как ее назвал Винникотт. Я считаю, что психосоматический симптом представляет именно мать как аспект внешнего мира, которая неуспешна в этой функции и поэтому на­носит ребенку структурное повреждение Я в виде нарциссического дефицита. «Интернализованная злая мать» является аспектом этого дефицита, вызван­ным и постоянно поддерживаемым ею самой, поскольку ребенок не в состоя­нии отделиться от матери.

Психосоматическая симптоматика у ребенка – предыдущая | следующая – Нарушение интернализации ранних отношений матери и ребенка

Психосоматическая терапия. Оглавление