Яндекс.Метрика

I. Психология больного

Б. Взрослых людей мы пытаемся привести к положительному отно­шению к профилактике, реальному пониманию болезни, к сотрудни­честву с медицинскими работниками. Пытаемся искоренить предрассуд­ки и поверхностные и искаженные представления о причинах, прогнозе и лечении болезней путем санитарного просвещения, которое зачастую в связи с различием взглядов людей не может быть направлено слишком широко, а скорее на меньшие гомогенные группы, например, по роду де­ятельности, а также и индивидуально, например, при анамнезе, рекомендациях образа жизни и лечения, при выписке из больницы. Необходимо следить за тем, чтобы санитарное просвещение не оказало противопо­ложного действия, чем то, на которое оно было направлено, и чтобы не вело к ятрогении (см. соответствующие главы) как к одому из источни­ков страха.

В. Мы стараемся до наименьшей степени ограничить ситуации, вы­зывающие страх в медицинской среде (см. главу о психологии медицинс­кой среды). Если больной проявляет страх или тревогу, то расцениваем это как симптом его состояния. Иногда медицинский персонал не так расценивает эти проявления, реагируя на них словами: «Ну, как может так себя вести разумный и взрослый человек?», иронизирует над боль­ным или унижает его вместо того, чтобы искать причины его состояния. Иногда в неотложной ситуации бывает необходима консультация с пси­хологом или с психиатром. Интересно, что иногда именно те медицинс­кие работники, которые не понимают или отказываются понимать со­стояние страха и тревоги у своих больных, заболев, сами реагируют преувеличенно, со страхом, излишними опасениями, будто бы недоста­точное понимание и слабое сопереживание состояния других находится в связи с недостаточным пониманием самих себя и с пониженным само­контролем.

9. Чувство собственной неполноценности

Чувство собственной неполноценности является следствием самооценки больного, сравнивающего свое состояние, признаки своего заболевания и свои жизненные перспективы, с одной стороны, исходя из ситуации, бывшей перед болезнью или травмой, с другой стороны, исходя из ситу­ации здоровых людей. Следовательно, оно не развивается непосредст­венно из дефекта, травмы, а из отношения больного к дефекту, рас­стройству. Если речь идет о хроническом, серьезном, выраженном и не­эстетическом заболевании, то чувство собственной неполноценности в общем пропорционально болезни и не следует считать его патологиче­ским. Патологическим оно бывает в тех случаях, когда оно является не­соответствующим степени расстройства и болезни, например, малень­кая бородавка или шрам на лице вызывают у больного тяжелое депрес­сивное состояние. Чувство собственной неполноценности вытекает, во-первых, из физических расстройств и дефектов и, во- вторых, из психиче­ских расстройств или из свойств характера. Если исключить чувства собственной неполноценности у людей, перенесших серьезную психиче­скую болезнь, например, меланхолию, и в настоящее время являющихся вполне здоровыми, но полностью отдающими себе отчет в том, как ино­гда общество относится к лицам, лечившимся в психиатрической лечеб­нице, то мы можем указать на чувство собственной неполноценности, например, у колеблющихся, нерешительных людей, неспособных защи­щать свои интересы.

Люди с некоторым дефектом интеллекта, например, некоторые де­бильные личности, чувствуют презрительное и унизительное отношение окружающих к их дефекту и от этого страдают.

Чувство собственной неполноценности легко развивается у лиц, страдающих пониженной самооценкой уже перед заболеванием. Источ­ники такой пониженной самооценки часто можно найти уже в детстве. Мы узнаем о таком воспитании, которое ограничивало инициативу и са­мостоятельность ребенка, окружающие демонстративно недооценивали его, подчеркивая его ошибки, недостатки, неопытность и неуспехи, свойственные его возрасту, а с другой стороны, не высказывали похвалу и признание, когда ребенок этого заслуживал. Часто небольшой физиче­ский дефект или отклонение становится источником мучений для ребен­ка в обществе его сверстников: ожирение (см. пример, приведенный в главе об аутопластическом переживании болезни), рыжий цвет волос, дефект речи. Случайные или обусловленные личными свойствами харак­тера жизненные неудачи, например, в своей профессии, в эротических отношениях, могут стать факторами, ослабляющими такой индивид при дальнейшей встрече с новыми сложными ситуациями, например, с бо­лезнью или травмой.

Компенсацией чувства собственной неполноценности является соз­дание источника успокоения в качестве противовеса этому чувству. Ис­торическим примером в этом отношении может служить знаменитый оратор Демосфен, страдавший дефектом речи и устранивший его упорной тренировкой: он учился говорить на морском берегу, положив под язык камешки и стараясь перекричать шум волн. Перед второй мировой войной в Брно работала канцелярия по переписке и размножению текстов, которую создал и которой руководил «безрукий Франтик», энер­гичный человек с ампутированными до плеч руками, научившийся в совершенстве производить все личные и трудовые операции ногами. Причем, название «безрукий Франтик» он использовал намеренно с целью рекламы. Оба приведенных примера можно рассматривать как прямую компенсацию расстройства или дефекта. Компенсация может быть и непрямой, касающейся другой активности и области, которая не была поражена. Например, молодой человек, физически слабый и неловкий, старается выделиться в интеллектуальной деятельности или в сфере искусства (шахматы, математические соревнования, учеба, рисование и живопись). В отличие от естественных действий сильных ловких и талантливых людей, компенсация здесь характеризуется определенными чертами судорожности, что выражено тем сильнее, чем больше чрезмерных усилий необходимо употребить для достижения ее. Для такого судорожного типа компенсации применяют термин «гиперкомпенсация» (перекомпенсирование). В таких случаях база чрезвычайных усилий бывает очень узкой, после нагрузки легко наступает упадок сил или способ­ностей с последующей депрессивной психической реакцией. Компенса­ция более гармонично происходит в молодом возрасте, когда организм и нервная система легче приспосабливаются к переменам. В пожилом возрасте и особенно в старости попытка перекомпенсирования недо­статка может действовать патогенно; например, работник, у которого с возрастом убывают силы, не хочет признать в этом и компенсирует чувство собственной неполноценности усиленным трудовым напряжением, которое затем ускоряет развитие его сосудистых заболеваний.

Компенсация чувства собственной неполноцености может быть по­лезной для индивида и для общества, например, если это трудовая уси­ленная деятельность, учеба, искусство, полезные увлечения и «хобби», участие в общественной жизни; а может быть проблематичной или вред­ной, если это компесация при помощи алкоголя, усиленного курения, употребления лекарственных препаратов, летучих эротических пережи­ваний, вызывающих трудно разрешимые проблемы и конфликты.

 

признаки страха – предыдущая | следующая – психическая декомпенсация