Яндекс.Метрика

Особенности бреда (продолжение)

Бред отношения часто вытекает из озабоченности по поводу своей внешности — «все смотрят», «насмехаются», замечают мнимые дефекты или крайне преувеличенные не­достатки. Другая исходная тема — онанизм, о котором опять же «все догадываются» и поэтому пересмеиваются, перешептываются, делают намеки. Стычки со сверстниками, столкновения с асоциальными подростками могут стать почвой для бредовых опасении того, что подростка «выслеживают», а совершенные им проступки наводят на мысль, что за ним следит милиция.

Бред преследования нередко питается содержанием, почерпнутым из художественной литературы и приключенческих фильмов: речь идет о таинственных организациях, агентурах иностранных разведок, шайках бандитов. Этот бред у подростков по масштабу событий является как бы антиподом «бреда малого размаха» в позднем возрасте, когда преследование видится лишь со стороны лиц, с которыми постоянно приходят в соприкосновение (соседи, родственники и т. п.).

Бред воздействия наиболее сходен с таковым у взрос­лых. Лишь частая направленность воздействий со стороны на «руководство поведением» и на функцию половых органов определяется, видимо, спецификой возраста.

Ипохондрический бред у подростков также нередко касается гениталий, а еще более сердца, т. е. органа, развитие которого в эти годы отстает от роста массы тела,

Бред заражения в подростковом возрасте бывает связан с неприязненным отношением к родителям, обычно к матери, которая обвиняется в нечистоплотности. Этот бред также может быть связан с сексуальными переживаниями и онанизмом.

Бред самообвинения и самоуничтожения опять же бывает окрашен «подростковой тематикой». Подросток считает себя никчемным, ненужным, отвергаемым и презираемым сверст­никами за ничтожные или воображаемые недостатки внешности или из-за отсутствия волевых качеств. Называет себя «безвольной тряпкой», корит себя за онанизм. Мелкие проступки пережива­ются, как тяжкая вина перед родителями или«передьвсеми».

Бред инсценировки довольно часто встречается в под­ростковом возрасте, что, по-видимому, связано с нередкостью дереализационных расстройств. Его содержанию также присуща возрастная окраска («все нарочно играют в больницу а на самом деле — это школа разведчиков» и т. п.).

Бредовоподобное фантазирование. Встречается в основном у подростков младшего возраста [Мамцева В. Н„ 1964] В среднем и старшем подростковом возрасте обычно возникает на фоне психического инфантилизма. Тематика фантазий черпается из книг, фильмов, а еще более из россказней, бытующих в подростковых компаниях. Воображают себя героем фантасти­ческих историй, участником тайных организаций, считают себя причастным к преступлениям и т. п. Живут в мире этих грез, порою в реальной жизни совершают поступки, соот­ветствующие их фантазии. Однако возможность разграничить реальное от фантастического сохраняется. В поведении, обуслов­ленном бредоподобными фантазиями, содержится какой-то элемент игры. Порою живут как бы двойной жизнью — и в реальном, и в воображаемом мире одновременно.

Бредовая «настроенность». Наиболее свойственна младшему и среднему подростковому возрасту. Здесь есть готовность к бредовой продукции, но еще нет сформировавшегося бреда. Бредовые высказывания бывают эпизодическими, кажутся случайными и часто ситуативно спровоцированы. Например, действительно недобракачественная пища побуждает мысль о намеренном отравлении, нападение уличных хулиганов толкает на рассуждение о таинственной организации преследователей. При бредовой настроенности еще нет непреодолимой убежден­ности в своих бредовых идеях. Высказывания могут быть мимолет­ными, легко забываться. Однако внешнее поведение своей настороженностью, напряженностью, озабоченностью напоминает поведение бредового больного.

Бредовая настроенность встречается при тех же психических заболеваниях у подростков, при которых у взрослых обычно виден развернутый параноидный синдром (при параноидной шизофре­нии, реактивном параноиде, в некоторых случаях при шизоаффективном психозе и др.).

Особенности депрессий и депрессивные подростковые эквиваленты

Если о возможности депрессии у детей идут споры, то у под­ростков она не вызывает сомнений. Однако типичная картина депрессий встречается в старшем, реже в среднем подростковом возрасте. Гораздо чаще проявления депрессии у подростков существенно отличаются от таковых у взрослых.

Необычность и разнообразие этих проявлений, их опасность в отношении суицидов, а также, возможно, их учащение в подростковом возрасте в последние годы сделали проблему депрессий весьма актуальной в подростковой психиатрии [Озерецковский С. Д., 1979, 1983; Наталевич Э. С. и др., 1982; Цуцульковская М. Я. и др., 1982; Ringdahl I. С., 1980; Nissen G., 1982; Rutler М. L., 1982J.

Особенно подчеркивается, что депрессия может невидимо стоять за психопатоподобными нарушениями поведения, толкать к алкоголизации или употреблению наркотических средств, с помощью которых стремятся поднять настроение, подавить глубоко затаенные тягостные переживания.

Однако в последние годы наметилась тенденция чрезмерно расширять круг «скрытых», «атипичных», «ларвированных» и иными терминами обозначаемых депрессий без явных их проявлений. К ним иногда относят расстройства, где депрессия является одним из симптомов, притом вторичных. Например, далеко не всегда за психосоматическим расстройством у под­ростка стоит скрытая депрессия — наоборот, само это рас­стройство может послужить стимулом для депрессивной личност­ной реакции.

Атипичность депрессий у подростков позволила J. Tooian [Modern perspectives…, 1971] ввести понятие «подростковые депрессивные эквиваленты». Нам представляется целесообраз­ным выделить следующие типы таких эквивалентов, относя к ним лишь те расстройства, где депрессия является, хотя и подспудным, но ведущим и определяющим другие нарушения расстройством.