Яндекс.Метрика

Глава VII (больной и его ощущения)

Аналогичные симптомы со стороны сердечно-сосу­дистой системы легко возникают у астеников, когда они узнают в рентгеновском кабинете о своем «капельном» сердце. Особенно часты заболевания иатрогенного про­исхождения в области болезней желудка. Прежде всего это касается распознавания язвы желудка и двенадца­типерстной кишки, которое теперь производится особен­но часто хотя бы по одному тому, что больные совершенно правильно не доверяют диагнозу желудочного заболевания, если оно не документировано рентгеноло­гическим исследованием. Из огромного материала, который имеется в моем распоряжении, привожу только два случая, иллюстрирующие эти заболевания и практиче­ские результаты неосторожного поведения рентгенолога.

Случай 1. Больная С., 32 лет, работала участковым врачом. Появились диспепсические явления, давшие ей повод думать об органическом заболевании желудка. Рентгенологическое исследова­ние обнаружило гипотонию желудка и гастроптоз, но в протоколе имелись еще указания на «стойкое пятно» в области луковицы, почему рентгенолог высказал подозрение на язву. Хирург, на основании этого заключения решил оперировать, но больная не со­глашалась на операцию до консультации со специалистом в центре. Выехать сразу не пришлось, и в течение ряда месяцев больная жи­ла с мыслью о язве и неизбежной операции. Ко мне в Москву попала совершенно измученной, сильно похудевшей и нетрудоспо­собной. Исследование показало, что мы имели случай банальной атонии желудка без всяких подозрений на язву его. Психотерапев­тическое воздействие с подробным разъяснением положения вещей избавило больную от желудочных жалоб и вернуло ей трудоспо­собность.

Случай 2. Два года назад молодая женщина Т., 22 лет, подверглась исследованию рентгеном по поводу желудочного за­болевания. Рентгенолог написал ulcus duodeni. Больной была ре­комендована строгая диета, которую она соблюдала в течение двух лет, лечилась на курортах. Результатов никаких. Больная боится есть, делать резкие движения. Исследованием обнаружен хрониче­ский аппендицит. Операция подтвердила наличие аппендицита и попутно (был сделан специально большой операционный разрез) отсутствие язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

Таких и еще более ярких случаев много у каждого специалиста.

За последнее время, с введением метода рельефа для изучения болезней желудка, заключение о рельефе в рентгеновском протоколе стало вызывать новые свое­образные иатрогении. Я видел недавно инженера, кото­рый был в отчаянии от рентгенологического исследова­ния, где рентгенолог на основании рельефа пришел к заключению, что больной страдает атрофическим гастри­том. «Меня, — сказал больной, — совсем убил диагноз атрофического процесса в желудке, ведь атрофирован­ный желудок не может переваривать пищу, а главное заключается в том, что то, что атрофировано, не может вновь восстановиться!». Пришлось на основании всей клинической картины дезавуировать найденную рентге­нологом атрофию и подробно разъяснить больному, что атрофические процессы могут идти в желудке парал­лельно с регенеративными и что ничего опасного в дан­ном заболевании нет. Рентгенологическое исследование создало целую гамму новых весьма тяжелых ощущений, новую главу во внутренней картине болезни, в интел­лектуальной части ее.

Преобладающее количество таких примеров в обла­сти заболевании пищеварительного аппарата вызывает­ся тем, что здесь органическое очень тесно переплетает­ся с функциональным, соматическое с психическим, и правильная оценка рентгенологической картины требует как большой эрудиции, так и овладения довольно слож­ной техникой исследования желудка и кишечника. По­этому поверхностное, некритическое рентгенологическое исследование желудка и приносит часто такой большой вред, рождая иатрогении.

Не меньше иатрогенных заболеваний возникает в рентгеновском кабинете при исследовании сердца и боль­ших сосудов, например, при плоскостном измерении их на экране, когда больной считается только с абсолютны­ми цифрами размеров сердечной тени или тени аорты, не учитывая своей конституции. В последнее время я видел случаи, когда больной со слов рентгенолога вкривь и вкось толковал зубцы кимограммы сердца и сосудов и был сильно травмирован неправильной, по его мнению, кимографическои картиной сердца. Еще чаще и скорее иатрогения возникает при исследовании легких, когда неосторожное упоминание о спайках, рубцовых втяжениях, петрификации и первичных очагах, увеличе­нии лимфатических, перибронхиальных желез и др. рождает в сознании больного представления о весьма серьезных, разрушительных процессах в легких; ведь больной не знает, что именно всем этим рентгенологиче­ским находкам, как реактивным процессам со стороны легочной ткани и ее мезенхимы, он целиком обязан сво­им здоровьем, и, может быть, даже своей жизнью. И опять-таки создается новая интеллектуальная внут­ренняя картина болезни с целым рядом болевых ощу­щений в грудной клетке на месте спаек, первичных оча­гов, петрификатов и т. д.

Среди больных встречаются иатрогении, если можно так выразиться, рентгеновского происхождения и осо­бенно вследствие неосторожных заключений рентгено­логов, как правило, не считающихся с психикой больных и вовсе незнакомых с концепцией о внутренней картине болезни и о механизмах возникновения ее интеллекту­альной части. Можно ли, например, согласиться с диа­гнозом холецистита, поставленным рентгенологом при обычной рентгеноскопии желудка без холецистографии? Или с бесконечными диагнозами язвы двенадцатиперст­ной кишки, поставленными только на основании «дефор­мации» луковицы ее, которая может быть следствием не только органических заболеваний, но и спазмов чисто функционального происхождения, в том числе и психогенного?

 

исследования больных – предыдущая | следующая – исследования и психика больного

оглавление

консультация психолога детям, подросткам, взрослым