Яндекс.Метрика

I. 3. Теории юности в зарубежной психологии (биогенетический подход)

В 16 лет снова наступает равновесие: мятежность уступает место жизнерадостности, значительно увеличивается внутренняя самостоятельность, эмоциональная уравновешенность, общи­тельность, устремленность в будущее.

Таким образом, биогенетический подход перерастает у Гезелла в эклектическое описание разных аспектов развития, объ­единенных чисто хронологически. Но календарный возраст сам по себе не может быть основой содержательной возрастной пе­риодизации, так как он смазывает индивидуальные различия и социальные условия воспитания.

В противоположность биогенетическому подходу, отправной точкой которого являются процессы, происходящие внутри орга­низма, социогенетические теории стараются объяснить свойст­ва юности, исходя из структуры общества, способов социализа­ции, взаимодействия подростка с другими людьми.

Социогенетическая ориентация в изучении юности связана с влиянием социальной психологии. Такова, в частности, «тео­рия поля» К. Левина, немецкого психолога, который последние годы жизни провел в США. Левин исходит из того, что чело­веческое поведение есть функция, с одной стороны, личности, с другой — окружающей ее среды. Однако свойства личности и свойства среды взаимосвязаны. Как ребенок не существует вне семьи, школы и т. д., так и эти общественные институты не име­ют существования отдельного от взаимодействующих с ними и благодаря им индивидов. Единство и взаимодействие всех лич­ностных и средовых компонентов Левин называет жизненным или психологическим пространством.

Важнейшими процессами переходного возраста Левин счи­тает расширение жизненного мира личности, круга ее общения, групповой принадлежности и типа людей, на которых она ори­ентируется. Поведение подростка (юноши) определяется прежде всего маргинальностью (промежуточностью его положения). Пе­реходя из детского мира во взрослый, подросток не принадле­жит полностью ни к тому ни к другому. Эта особенность его социальной ситуации и жизненного мира проявляется и в его психике, для которой типичны внутренние противоречия, неоп­ределенность уровня притязаний, повышенная застенчивость и одновременно агрессивность, склонность принимать крайние позиции и точки зрения. Эта напряженность и конфликтность тем больше, чем резче различия между миром детства и миром взрослости и чем важнее разделяющие их грани. Поэтому сте­пень «подросткового поведения» никогда не бывает одинаковой.

Достоинство концепции Левина в том, что он рассматривает юность как социально-психологическое явление, связывая пси­хическое развитие личности с изменением ее социального по­ложения. Однако эта концепция слишком абстрактна. Ставя жизненный мир ребенка в зависимость от его непосредствен­ного окружения, мнкросреды, К. Левин оставляет в тени его общесоциальные детерминанты, такие, как социальное проис­хождение, род занятий, общие условия развития. Кроме того, Левин не уточняет возрастных граней периода маргинальности, в частности различий между подростком и юношей, и ее индивидуально-типологических вариаций. Между тем неопре­деленность возрастного статуса далеко не всегда означает так­же неопределенность уровня притязаний и ценностных ориентаций. Эмпирическая проверка теории К. Левина английским психологом Д. Бамбером показала, что понятие юношеской маргинальности слишком расплывчато и не объясняет конкретных вариаций психики и поведения подростков и юношей.

Общая черта био- и социогенстического подходов к юности состоит в том, что источники и движущие силы развития они усматривают главным образом во внепсихических факторах. В первом случае акцент делается на биологических процессах, происходящих в организме, во втором — на социальных процес­сах, в которых участвует или воздействию которых подвергает­ся личность.

Психогенетический подход не отрицает значения ни того ни другого, но на первый план выдвигает развитие собственно пси­хических процессов. В нем можно выделить три течения. Кон­цепции, объясняющие поведение главным образом в терминах эмоции, влечений и других внерациональных компонентов пси­хики, называют психодинамическими. Концепции, отдающие предпочтение развитию познавательных способностей и интел­лекта, называют когнитивистскими (от «когнитивный» — позна­вательный) или когнитивно-генетическими. Концепции, в цент­ре внимания которых стоит развитие личности в целом, назы­ваются персонологическими.

Ведущим представителем психодинамической теории юно­сти является сейчас известный американский психолог Э. Эриксон. Его философско-методологическне позиции представляют собой развитие положений фрейдистского психоанализа. 3. Фрейд считал основной движущей силой развития личности биологи­чески заданное половое влечение («либидо»), вернее, порождае­мые им психосексуальные конфликты. Однако Эриксон в зна­чительной мере отошел от такого упрощенного биологизма и пансексуализма. Развитие человека, по Эриксону, складывается из трех взаимосвязанных, хотя и автономных процессов: сома­тического развития, изучаемого биологией; развития сознательного «я», изучаемого психологией, и социального развития, из­учаемого общественными науками. Основной закон развития — «эпигенетический принцип», согласно которому на каждом но­вом этапе развития возникают новые явления и свойства, кото­рых не было на предшествующих стадиях процесса. Переход к новой фазе развития протекает в форме «нормативного кризи­са», который внешне напоминает патологические явления, но на самом деле выражает нормальные трудности роста. Переход в новую фазу развития возможен только на основе разрешения основного противоречия, свойственного предыдущей фазе. Если противоречие не разрешено, это неминуемо скажется позже.

интеграция – предыдущая | следующая – внутренний мир

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым.