Яндекс.Метрика

Основные типы акцентуаций характера (продолжение)

Астено-невротический тип. С детства нередко выявляются приз­наки невропатии: беспокойный сон, плохой аппетит, капризность, плаксивость, пугливость, иногда ночные страхи, энурез, заикание и т.п. В других случаях детство проходит благополучно и первые признаки астеноневротической акцентуации возникают только в подростковом возрасте.

Главными чертами являются повышенная утомляемость, раз­дражительность и склонность к ипохондрии. Утомляемость особен­но проявляется при умственных занятиях или при физических и эмоциональных напряжениях, например в обстановке соревно­ваний. Раздражительность ведет к внезапным аффективным вспышкам, возникающим иногда по ничтожному поводу. Раз­дражение может изливаться на случайно попавших под руку. Оно легко сменяется раскаянием и слезами. Склонность к ипохондризации может быть особенно сильной. Такие подростки вни­мательно прислушиваются к малейшим телесным ощущениям, охотно лечатся, укладываются в постель, подвергаются врачебным обследованиям.

Наиболее частым источником ипохондрических переживаний у мальчиков становится сердце.

Подростковые нарушения поведения, вроде делинквентности, ранней алкоголизации, этому типу акцентуации несвойственны. Реакция эмансипации обычно ограничивается маломотивирован­ными вспышками раздражения в отношении родителей, воспи­тателей, старших вообще. К сверстникам тянутся, ищут компании, но быстро от нее устают и предпочитают одиночество или общение с одним близким другом. Самооценка обычно прежде всего отражает заботу о здоровье.

Этот тип акцентуации является почвой для развития неврас­тении, острых аффективных реакций, реактивных депрессий непсихотического уровня, ипохондрических развитий. Срывы часто возникают тогда, когда подросток осознает невыполнимость собственных планов, нереальность надежд и желаний. Велика также восприимчивость к ятрогениям. Тяжкие болезни у близких и знакомых усиливают ипохондричность. Психологической за­щитой в трудной напряженной ситуации становится стремление оградить себя от физической и психической нагрузки [Сметан­ников П. Г., 198.1].

Сергей Д., 14 лет. Раннее развитие без отклонений. К детскому саду привыкал с большим трудом. Ходить туда не любил, потому что не мог спать днем после обеда, появлялся страх темноты. С первого класса школы, когда не получались задания, плакал, жаловался на головную боль, на «жар в голове». До последнего года учился вполне удовлетворительно. Пробовал заниматься спортом (хоккей, бокс, легкая атлетика), но вскоре бросал, так как быстро уставал, пугало, что после физических нагрузок сильно бьется сердце. Не переносил обстановки спортивных соревнований — сразу начинала болеть голова. Последние два года стал жаловаться на повышенную утомляемость на школьных уроках — с трудом досиживал до конца дня из-за головных болей. Легко усваивал логический материал, но не мог ничего заучивать наизусть. Сам себе разработал режим: придя из школы, после обеда часа полтора спал, потом вставал и садился за уроки. Последний год в 8-м классе переменился классный руководитель (он же стал учителем математики), который начал его бранить за рассеянность, невниматель­ность, назвал симулянтом и грозил, что в 9-й класс его не допустит. Стал очень волноваться, что не сможет хорошо сдать выпускные экзамены и действительно его не примут в 9-й класс. При волнении появлялся жар в голове, боль в спине и в ногах. Из школы приходил раздраженный, грубил матери, потом плакал и просил прощения. Жаловался, что так измучен, что нет сил делать домашние задания: днем спать больше не мог, ухудшился ночной сон — долго не мог уснуть («кровать кажется неудобной: пробовал спать на диване — не получилось»). По утрам чувствовал «несвежесть в голове». Пропал аппетит. Не хотел видеть  одноклассников — стал раздражителен и обидчив. После неудачно написанной контрольной работы заявил матери, что у него «нет больше сил ходить в школу».

Во время беседы обнаружил большую эмоциональность, душевную тонкость, хороший интеллект. Рассказал, что последние месяцы, когда волнуется, не может сосредоточиться и быстро устает. Утром просыпал, не успевал дома поесть и сидел в школе голодный — начинала болеть голова. К матери очень привязан: «когда она рядом, всегда спокойнее». Настроение плохое «только из-за учебы». Ни чувства тоски, ни суточных колебаний настроения не отмечает.

При неврологическом осмотре — легкая асимметрия лицевой иннервации, отсутствие брюшных рефлексов при высоких сухожильных. На ЭЭГ — без от­клонений.

Выраженная акселерация физического и сексуального развития. Половой метаморфоз практически завершен (в 14 лет бреется, растут усы, борода, волосы на груди).

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован смешанный лабильный и астено-невротический тип без склонности к делинквентности и с отрицательным отношением к алко­голизации. Самооценка — неполная: по шкале субъективной оценки выступили конформные и лабильные черты, отвергаются черты шизоидные.

При обследовании по методу Векслера определен высокий уровень интел­лекта, как по вербальным, так и невербальным тестам.

Диагноз. Невротическая депрессия на фоне акцентуации по астено-невротическому типу.

Катамнез через год. После облегчения школьного режима (дополнительный выходной день, освобождение от экзаменов) самочувствие улучшилось. Был переведен в 9-й класс в другую школу — там учится вполне удовлетворительно.

лабильный тип – предыдущая | следующая – сенситивные подростки

Подростковая психиатрия. Содержание.