Яндекс.Метрика

п.1. Изменения мотивации деятельности у больных хроническими заболеваниями (продолжение).

«Личность постоянно экстраполирует себя в свое будущее, а свое отдаленное будущее проецирует на свое настоящее… Будущее существует в личности как направленность ее развития и переживается челове­ком в виде страстного стремления к своим целям и идеалам, как желание выразить себя в определенной деятельности, как тяга к обогащению ценностно-смыс­лового пространства собственной жизни оценочными позициями и уникальными взглядами на мир других .людей» (Анцыферова, 1981. — С. 4). Л. И. Божович позициями и уникальными взглядами на мир других людей» (Анцыферова, 1981. — С. 4). JI. И. Божович определяет направленность как результат наличия у человека определенной структуры его мотивационной сферы. В процессе жизни постепенно формиру­ются такого рода мотивы, которые приобретают для него ведущее значение и тем самым подчиняют себе все другие его мотивы, наличие устойчиво домини­рующих мотивов деятельности и создает направлен­ность его личности. Направленность составляет цен­тральную характеристику человека как социального индивида. Характеристика направленности с точки зрения отношения человека к себе и к обществу яв­ляется наиболее фундаментальной для нравственной характеристики личности и многих других особенностей ее поведения и деятельности. Она глубоко влияет на психику человека, его поведение и эмоции, его мышление и восприятие и даже на общее состоя­ние организма, на склонность или противостояние некоторым заболеваниям, например неврозам. (Братусь, 1977). В зависимости от того, что побуждает человека — мотивы личной заинтересованности или мотивы, связанные с интересами других людей, — направленность может быть эгоцентрической или об­щественной. Ниже мы еще вернемся к рассмотрению этой проблемы.

В основе формирования личности больного чело­века лежат психологические закономерности, сход­ные с закономерностями нормального психического развития. (Зейгарник, 1976) Психическая деятель­ность человека меняется не потому, что при болезнях мозга или соматических, невротических заболевани­ях начинают действовать какие-то особые психиче­ские механизмы, а потому что те же самые механиз­мы действуют в особых, вызванных и измененных болезнью условиях. Об этом говорил еще в 1880 г. знаменитый русский психиатр В. X. Кандинский, ука­зывая, что «болезненное состояние — это та же жизнь… но только при измененных условиях» (С. 646). Болезнь лишь биологическая предпосылка изменения личности.

Эти положения становятся понятными в свете представлений советской психологии о том, что все формы психической деятельности формируются прижизненно, по механизму присвоения человеческого опыта, в процессе жизнедеятельности субъекта и что они обладают опосредствованной структурой. «…Ка­кой бы морфофизиологической организацией, какими бы потребностями и инстинктами ни обладал инди­вид от рождения, они выступают лишь как предпо­сылки его развития… которые тотчас перестают быть тем, чем они были виртуально, «в себе», как только индивид начинает действовать» (Леонтьев, 1975.— С. 182). То же имел в виду С. Л. Рубинштейн, отме­чая, что внешние причины преломляются через внут­ренние условия. Но, по справедливому замечанию Божович (1976), факторы биологического и социаль­ного порядка не определяют развитие прямо; они включаются в сам процесс развития, становясь внут­ренними компонентами возникающих при этом пси­хологических новообразований. При выборе методов исследования должен быть сохранен принцип анали­за: от закономерностей здоровой психики к понима­нию ее патологии (Зейгарник, 1969, 1976).

В решении вопросов медицинской практики основ­ными в настоящее время являются проблемы изуче­ния личности, ее компенсаторных возможностей, про­блема самосознания, подконтрольности поведения. Дальнейшая разработка этих проблем должна лечь в основу реабилитационных и профилактических ме­роприятий, в системе которых важная роль принад­лежат психологу.

Особенности аномальной личности проявляются не сразу, а проходят сложный путь формирования. Каждое серьезное и длительное соматическое нару­шение приводит либо к частным, обратимым, либо к общим стойким изменениям внутреннего мира чело­века, всего его психического облика.

Сформировался ряд критериев, по которым лич­ность больного определяется как измененная. Это следующие критери:

1. Изменение содержания ведущего мотива дея­тельности (формирование нового мотива ведущей дея­тельности — патологическая деятельность голодания при анорексии, например).

2. Замена содержания ведущего мотива содержа­нием более низкого порядка (например, мотив «само­обслуживания» при ипохондрии).

3. Снижение уровня опосредованности деятельно­сти (деятельность упрощается, целевая ее структура обедняется).

4. Сужение основного круга отношений человека с миром, т. е. сужение интересов, обеднение мотивационной сферы.

5. Нарушение степени критичности, самоконтроля.

Клинические формы изменения личности носят разнообразный характер: они могут проявляться в виде изменения эмоций (депрессия, эйфория), в виде нарушений мотивационной сферы (апатия, бездум­ность), в виде нарушений отношения к себе и окру­жающему (нарушение критики, изменения подконтрольности), в виде нарушения активности (аспонтанность). У соматических больных может наблю­даться нарастание эгоцентрического содержания ве­дущего мотива, особенно при ипохондрических изме­нениях личности. Особенностью иерархической струк­туры мотивационной сферы может быть жесткая под­чиненность деятельности одному мотиву.

Рассматривая целевую оснащенность (степень опосредованности) деятельности субъекта, следует отметить, что у больных часто наблюдается, как и в норме, высокая мотивация достижения (например, ригидность в выборе целей для достижения — сосре­доточенность на профессиональных достижениях; не­достаточная операциональная оснащенность в дея­тельности общения — конфликты с людьми).

Возникает вопрос, можно ли говорить о развитии, имея в виду изменения в личности соматически боль­ного человека. В одних случаях — нет, так как это изменения, не ведущие к усложнению и обогащению деятельности, даже, наоборот, ведущие к ее оскудению,— т. е. способствующие деградации личности. (Пример: у ипохондрика в ряде случаев можно на­блюдать усложненную, но не обогащенную, а обед­ненную по содержанию отношений структуру лич­ности). Но возможен и другой вариант: подлинное развитие, когда человек активно преодолевает тя­желую болезнь, пытается не замыкаться в себе, не порывать связи с миром, использует компенсаторные возможности для развития, обогащения связей с миром. В этом случае можно говорить о развитии личности в подлинном смысле слова.

анализ личности – предыдущая страница|следующая страница – мотив “сохранения жизни”

Влияние хронической болезни на психику. Содержание.