Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Но коммуникативный смысл определяется еще и вторым аспектом субъективно-личностного смысла, который, собственно, и называется А. Н. Леонтьевым «личностный смысл». Если субъективно-личностный смысл в языковом значении отражает­ся в субъективно-личностной оценке вербальных единиц, то в говорении личностный смысл проявляется как соответствующая мотивация, влияющая на изменение способа формирования и формулирования мысли. Таким образом, на «вопрос о лично­стном смысле можно ответить путем раскрытия соответствую­щей мотивации» [Леонтьев А. Н. 1959, 226]. Здесь следует за­метить, что личностный смысл, в свою очередь, обусловливается социально-общественными причинами, ибо, как подчеркивает В. И. Ленин, необходимо «за любыми нравственными, религи­озными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» [1].

Итак, всю структуру «смысла, выступающего перед истори­ческим исследованием сознания прежде всего как отношение» которое создается в жизни, в деятельности субъекта» [Леонть­ев А. Н. 1959, 225], можно схематически представить следующим образом.

И если смысл — это отношение, то все, представленное на схеме, является различными формами взаимоотношения или взаимодействия организма со средой посредством процессов «общения и обобщения». В то же время речь, являясь средством общения, удовлетворяет критерию осмысленности, тогда как язык, служащий орудием, инструментом, удовлетворяет критерию значимости, т. е. выступает как имеющий значение.

Таким образом, предложенный выше психологический аспект рассмотрения отношения «речь—мышление—язык» включает рассмотрение речи: а) как процессуальной формы (стороны) вербального мышления, б) как способа формирования и формулирования мысли посредством языка, в) как средства осуще­ствления процессов слушания и говорения в коммуникативном акте.

При рассмотрении этого соотношения интерес представляет и анализ самой мысли как предмета речевой деятельности, в частности говорения. Предмет говорения—мысль — представля­ет собой сложное опосредствованное отражение связей и отно­шений предметов и явлений объективной действительности. Предмет говорения или предметное содержание высказывания, преломленное через призму индивидуального (субъективного) сознания говорящего, осмысляется им в процессе установления межпонятийных соответствий, результирующих в смысловых связях. При этом, подчиняясь общей цели говорения, вопло­щающейся в предмете этой деятельности, и обусловливаясь ее коммуникативно-личностным смыслом, предметное содержание не может не представлять собой смысловую целостность, ибо «мысль обычно не укладывается в одно предложение. Она пе­реходит из предложения в предложение» [Жинкин 1956, 143][2]. Но тогда возникает вопрос: можно ли рассматривать мысль как нечто однородное? Ведь мысль — это отражение (через установление) связей и отношений предметов и явлений окружаю­щей нас действительности, но сами эти связи крайне разнород­ны и многоплановы и обусловлены уровнем той структуры, в рамках которой рассматривается данное явление. Так, напри­мер, мысль о камне может соотносить его с грунтом, на кото­ром он лежит, или с орудиями труда, материалом для которых он послужил, или с породами, которые встречаются на Земле (или во Вселенной) и т. д. Во всех этих случаях и характер связи, и способ ее выражения будут варьировать, хотя объект остается одним и тем же. Но мысль соотносит не только и не столько один объект с другими в целях раскрытия его свойств, сколько разные объекты друг с другом для раскрытия более общих связей, обусловливаемых, например, общностью ситуа­ции, цели. С другой стороны, мысль выделяет наиболее сущест­венные, определяющие цель говорения связи, раскрывая и вы­являя их при помощи других связей, носящих более частный характер. Как отмечает Н. И. Жинкин, «в конечном счете, во всяком тексте, если он относительно закончен и последовате­лен, высказана одна основная мысль, один тезис, одно поло­жение. Все остальное подводит к этой мысли, развивает ее, аргументирует, разрабатывает» [Там же, 250]. Таким образом, являясь предметом говорения, мысль представляет собой слож­ное взаимодействие разных уровней отражения связей и отно­шений предметов и явлений реальной действительности. Есте­ственно поэтому, что предметное содержание говорения, пред­ставленное смысловым содержанием текста, являет собой мно­гослойную иерархию смысловых связей, отражающих предмет­ные связи внешнего мира, и в первую очередь предикативные связи.

Предикативные отношения, как известно, представляют со­бой основной тип смысловой связи, под которой, как уже указывалось выше, понимается межпонятийная связь, отражающая предметные отношения объективной действительности. Преди­кативная смысловая связь ранее других формируется в речевом онтогенезе, она же составляет основу, ядерную модель порож­дения речи на протяжении всего речевого общения человека. Предикативная связь является и наиболее успешно передавае­мой и воспринимаемой в процессе общения. Как отмечает И. М. Лущихина, при воспроизведении услышанного «относи­тельно стабильными остаются предикативные связи… испытуе­мые стремятся представить ядерные конструкции в их самом упрощенном, так сказать, оголенном виде» [1968, 99].


[1] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 47.

[2] Л. Р. Лурия [1965, 10] также отмечает, что смысл всего текста основывает­ся на смыслах отдельных предложений, а понимание текста в целом про­исходит в результате того, что смысл предшествующих предложений «вли­вается» в смысл последующих.

Языковое значение – предыдущая | следующая – Смысловые связи

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при личных проблемах