Яндекс.Метрика

Детская шизофрения в подростковом возрасте

Шизофрения, начавшаяся в детстве, имеет неблагоприятный прогноз [Сухарева Г. Е., 1937]. К подростковому возрасту обычно формируется картина выраженного шизофренического дефекта. Грубое эмоциональное оскудение, бездеятельность и безынициа­тивность, разорванное мышление, аутизм сочетаются со своеобразной умственной недостаточностью — следствием искаженного болезнью развития интеллекта.

В пубертатном периоде на фоне дефекта и умственной не­достаточности часто наступает обострение с преобладанием психопатоподобных нарушений [Симеон Т. П., 1948; Чехова А. Н., 1963—цит. по «Руководство по психиатрии…», 1983] и биполярных фазно-аффективных расстройств. В более редких случаях обна­руживается «санирующее действие пубертата» [Ушаков Г. К., 1973] — остановка процесса и определенная компенсация дефекта.

 

Дифференциальный диагноз

Диагноз прогредиентной шизофрении становится несомненным, когда отчетливо выступают основные симптомы этого заболева­ния — эмоциональное снижение, падение активности и инициати­вы, нарастающий аутизм и формальные нарушения мышления. Однако лишь при злокачественной форме эти признаки бывают ярко выражены с самого начала. В прочих случаях бывает необ­ходима дифференциальная диагностика со сходными картинами нешизофренической природы.

Простая форма у подростков прежде всего должна быть отдифференцирована от астеноапатического эквивалента депрессий, при котором, наряду со сходством многих симптомов, сохраняются привязанность к близким и достаточная эмоциональ­ность, которая особенно обнаруживается, когда с больным обсуждают его состояние. С вялости, нарастающей апатии, без­деятельности, снижения эмоциональности может начинаться у подростков редко встречающийся демиелинизирующий склеро­тический лейкоэнцефалит. Однако при этом заболевании скоро выявляются ослабление памяти, резкая истощаемость при выполнении любых заданий, а затем появляются афазии, агра­фия, алексия.

Паранойяльные дебюты необходимо отличать от реактивных параноидов, при которых бред также может быть монотематическим, но всегда целиком вытекает из психотравмирующей ситуации. Например, после того, как на подростка, напала шайка хулиганов, у него развился бред преследования, содержание которого ограничивалось только возможностью мести со стороны этих хулиганов за его жалобу в милицию.

Психопатоподобные и неврозоподобные дебюты дифференцируются от становления психопатий, от затяжных неврозов и так называемых «пубертатных кризов» (патохарактерологических реакций) на фоне акцентуаций харак­тера. Для отличия используются те же диагностические кри­терии, что и при психопатоподобной и неврозоподобной вяло­текущей шизофрении. Отличать же эти дебюты от вялотекущей формы приходится на основании продолжительного наблюдения и появившихся признаков смены синдромов — повторяющихся эпизодических галлюцинаций, многократных коротких бредовых вспышек, отдельных кататонических и гебефренических симп­томов, а также последующего выявления основных симптомов шизофрении. Ошибки диагностики между вялотекущей формой и прогредиентной шизофренией, по нашим данным, дости­гают 25 %.

Острый аментивный синдром может развиваться не только при острой шизофрении, но и при инфекционных психозах. Однако в настоящее время этот синдром в подрост­ковом возрасте вообще встречается редко, а если и возникает, то большей частью оказывается началом прогредиентной шизо­френии. При инфекционных психозах аментивный синдром счи­тался признаком реакции на экзогенную вредность предварительно ослабленного мозга (голоданием, авитаминозом, крайним переутомлением и т. п.). В прежние годы инфекциоцная аменция, как правило, возникала на фоне крайнего физического и психического истощения и потому, видимо, нередко встречалась в военное и послевоенное время. Г. Е. Сухарева (1955) обратила внимание на то, что при инфекционной аменции более выражена эмоциональная неустойчивость и, несмотря на нарушения сознания, сохраняется стремление к контакту. Сходная картина может наблюдаться при пубертатном периодическом органическом психозе. Однако в последнем случае более выражены тревога и страх, начало обычно внезапное, наблюдается повышение вну­тричерепного давления.

Острый полиморфный синдром в том виде, как он был описан, для других психозов, кроме прогредиентной шизо­френии, нехарактерен.

Параноидный синдром необходимо отличать от реактивных параноидов, при которых бредовые и галлюцинаторные переживания целиком обусловлены психической травмой и их содержание определяется ею.

Гебефренический синдром сам по себе характерен только для прогредиентной шизофрении. Но его приходится дифференцировать от истерического пуэрилизма, когда «детское» поведение является способом выявления театральной демон­стративности и сочетается с живой эмоциональностью, выразительной мимикой.

Кататоническое возбуждение у подростков может быть сходным с резким маниакальным возбуждением («маниа­кальное неистовство»).

При кататоническом возбуждении движения и выкрики стерео­типно повторяются, напоминают гиперкинезы,  мимика невырази­тельна, зачастую с лица не сходит одна и та же аффективная маска. Но все же различить на высоте возбуждения бывает трудно, и картина проясняется после купирования возбуждения нейро­лептическими средствами.

Кататонический ступор может встречаться при шизоаффективных психозах — тогда во время ступора обычно имеют место онейроидные переживания. Реактивный ступор редко воз­никает у подростков и обычно не бывает продолжительным.

одноприступная шизофрения – предыдущая | следующая – неполная ремиссия

Подростковая психиатрия. Содержание.