Яндекс.Метрика

Проблема «злокачественности» раннего алкоголизма и типологические особенности его формирования. (продолжение)

Вслед за групповой психической зависимостью, описанной выше, постепенно формируется индивидуальная психическая зави­симость («без вина нет веселья») и лишь заметно позднее — физи­ческая зависимость.

Параллельно алкоголизации обычно идет нарастание делинквентности. Алкоголь способствует социальной дезадаптации подростка, но не является ее единственной причиной. Социаль­ная дезадаптация, как правило, имеет место уже на первой стадии алкоголизма и даже до нее — заброшены учеба и труд, подросток начинает вести асоциальный образ жизни. Отношение к лечению всегда отрицательное. Согласие на него дается нехотя, под давлением, в силу необходимости, в надежде избавиться от наказаний.

Сходный путь формирования алкоголизма встречается у кон­формных подростков, когда они целиком и надолго оказываются под влиянием алкоголизирующейся компании. Реже но тот же путь алкоголизации наблюдается при гипертимно-неустойчивом типе.

Алексей Г., 17 лет. Мать страдает хроническим алкоголизмом, отец также склонен к выпивкам. Три года назад родители разошлись —подросток сам захотел жить с отцом. Окончил 8 классов, учился посредственно. По своему желанию поступил учеником повара в ресторан на вокзале. Полгода назад был ушиб головы с потерей сознания. Еще с 13 лет в компании подростков стал выпивать. Последние два года регулярно и интенсивно алкоголизировался уже в малознакомых компаниях. Уже год как сам стал инициатором выпивок (почти ежедневно после работы в ресторане). Раньше предпочитал вино, теперь стал пить водку — до 0,5 л и более на прием. В опьянении всегда «радостное настроение», очень общителен, легко заводит знакомства. Последние полгода исчез рвотный рефлекс на передозировку. Отдельные события во время опьянения стали выпадать из памяти. Например, не помнил, кому, будучи пьяным, «подарил» свой паспорт. Дважды пьянствовал непрерывно по нескольку дней — на работе прогулы покрывали.

За день до поступления в подростковую психиатрическую клинику в состоянии опьянения по предложению малознакомого подростка принял несколько каких-то таблеток на букву «ц». Последующую ночь дома не мог уснуть — сперва снились страшные сны, а потом не спал, слышались какие-то странные шорохи, за окном увидел «парней в цветных куртках», один из них кричал, что убьет его. Боялся, что с ним «расправятся». Наутро все прошло, понял, что мерещилась чепуха, пошел на работу, где в этот день ему была сделана прививка поливакциной. Вечером дома поднялась температура. Помнит, что горела голова, остужал ее под холодным душем. О последующем рассказывает путанно. Не помнит, как оказался в больнице, но красочно рассказывает о ярких зрительных галлюцинациях: видел парней, которые договаривались с ним расправиться: за окном увидел приятелей, видел, как они бросили ему в окно пачку сигарет (очень хотелось курить), искал на полу сигареты — не мог найти. Слышал мужской голос, грозивший его убить. Больницу сперва принял за милицию.

После инъекции аминазина сразу уснул и наутро проснулся без психотических явлений с полной критикой к пережитому. Несмотря на астению, быстро перезнакомился с подростками, потянулся к асоциальным и сразу стал лидером среди них.

В беседе был общителен, живо рассказывал о своих выпивках и о пережитых галлюцинациях. Признался, что работать в вокзальном ресторане ему надоело — «каждый день одно и то же» — хочет перейти в вагон- ресторан, чтобы поездить по стране. Половая жизнь с 15 лет — случайные связи. Жениться не желает — «хочу погулять на свободе». С отцом отношения хорошие.

Физическое развитие с умеренной акселерацией. При неврологическом осмотре — без отклонений. На ЭЭГ — умеренные диффузные изменения.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки установлена склонность к диссимуляции личностных отноше­ний и диагностирован гипертимный тип. Отмечена очень высокая психологи­ческая склонность к алкоголизации. Самооценка — удовлетворительная: по шкале субъективной оценки достоверно выступили гипертимные черты, отрицаются черты сенситивные и выявлена амбивалентность в отношении черт неустойчивого типа.

Диагноз. Перенес интоксикационный делирий. Хронический алкоголизм (первая стадия) на фоне акцентуации характера гипертимно-неустойчивого типа.

Катамнез через 2 года. Снят с учета в диспансере и призван в армию.

Развитие алкоголизма по эпилептоидному типу. При этом типе характера алкоголизм чаще всего формируется на фоне психо­патий — выраженных или тяжелых.

При эпилептоидной акцентуации в отличие от психопатии подростки нередко сами воздерживаются от частого приема алкогольных напитков из опасения навредить здоровью или в чем-либо ином нанести себе ущерб.

Путь формирования алкоголизма при эпилептоидной психо­патии бывает иным, чем при неустойчивом типе. После первых же опьянений, обычно тяжелых, протекающих с дисфорией, злобной агрессией или аутоагрессией, с амнестическими эпизодами, напоминающими палимпсесты, может пробудиться какая-то не­одолимая тяга «пить до отключения». Тогда быстро начинают употребляться крепкие напитки и в больших количествах. Это стремление, возможно, является одним из нарушений влечении, столь нередких при эпилептоидных психопатиях. В итоге компульсивное влечение к алкоголю возникает быстро, одновременно с индивидуальной психической зависимостью. Последняя даже в какой-то степени зиждется на этом влечении. От алкоголизации в компаниях легко переходят к выпивкам в одиночку. Деньги на спиртные напитки начинают добываться всеми возможными путями: их вымогают у близких шантажом, угрозами, принуждением, отнимают мелочь у малы­шей, поджидая их на пути в школу, начинают употреблять дешевые спиртсодержащие суррогаты.

вторая стадия алкоголизма – предыдущая | следующая – психическая зависимость

Подростковая психиатрия. Содержание.