Проблема алекситимии в контексте поведенческих концепций психосоматических расстройств (продолжение)

Наряду с этим, построение адекватного ситуации прогноза результатов деятельности в большой степени связано с гармоничным взаимодействием полушарий мозга. При нарушении функционирования правого полушария, с точки зрения концепции поисковой активности, отмечается тенденция к ограничению, чувственных связей с миром, уменьшается способность к принятию мира в о всей сложности, сильно ограничиваются адаптивные возможности психики в условиях конфликта. Ухудшение способности к построению образного контекста обуславливает неспособность к гипкому реагированию, построению адекватной ситуации стратегии поведения, способствуя тем самым возникновению и развитию психосоматических заболеваний.

Итак, и концепции алекситимии и концепция поисковой активности в качестве основного фактора, провоцирующего развитие психосоматических заболеваний, указывают на рассогласование функций полушарий мозга за счет нарушения функционирования правого полушария. В концепцию обученной беспомощности этот фактор также входит имплицитно, учитывая роль межполушарных отношений в направленности локуса контроля, во многом определяющего степень генерализации обученной беспомощности, а также принимая во внимание особенности взаимосвязи полушарий мозга при депрессии, моделью которого считается беспомощность. Однако, на наш взгляд, концепция поисковой активности объединяет значительно большой круг факторов, способствующих снижению резистентности организма и появлению, болезненной симптоматики, по сравнению с двумя другими теоретическими построениями. Кроме того, анализ путей формирования состояния отказа от поиска позволяет предполагать, что обученную беспомощность как феномен можно рассматривать в качестве одного из вариантов развития отказа от поиска.

Вместе с тем, несмотря на выделение общего фактора, связывающего все рассмотренные концепции патогенеза психосоматических заболеваний, остается открытым достаточно широкий круг вопросов, связанных с иерархическими отношениями указанных теоретических построений. Дело в том, что согласно концепции поисковой активности и обученной беспомощности, состояние отказа от поиска и беспомощности является фактором риска не только в возникновении психосоматической патологии, но и в развитии целого ряда психопатологических состояний, в частности, депрессии. Однако, пусковой механизм, разводящий эти формы нарушения здоровья, не изучен. В настоящей работе мы не будем касаться многих аспектов этой чрезвычайно сложной проблемы, однако заслуживает внимания то обстоятельство, что, хотя и больных с невротическими расстройствами и с психосоматическими можно охарактеризовать как лиц с развитым состоянием отказа от поиска, многими исследователями отмечается, что явления алекситимии встречаются только у психосоматических больных. В то же время, нельзя не отметить, что существуют данные о том, что симптомы алексетимии встречаются и у больных с психопатологической симптоматикой. Однако, их можно рассматривать как проявления «вторичной алексетимии» (Freyberber, 1985 и др.) – следствием изменения взимоотношений со средой под влиянием уже имеющегося заболевания. В этом связи встает вопрос и дифференциации «первичной» алекситимии, как преморбидной особенности личности психосоматического больного и «вторичной». По всей видимости, критерием такой дифференциации может служить откликаемость больных с явлениями алекситимии на динамическую психотерапию, ибо больные с «первичной» алекситимией не только не чувствительны к ней, но и могут дать ухудшение соматического состояния после психотерапевтических воздействий этой направленности. Если же алекситимические проявления носят вторичный характер, то они быстро исчезают в процессе психотерапевтического воздействия (Freyberber, 1985). В этой связи кажется корректным то, что в исследованиях, проводимых в рамках рассматриваемой концепции, больные неврозами участвуют как контрольная группа. Кроме того, исследования Keltihangas, 1985, показали положительную связь между тяжестью соматического заболевания и уровнем алекситимических нарушений. Эти и другие данные позволяют предполагать, что алекситимию, как фактор, вероятно, можно рассматривать в качестве одного из возможных пусковых механизмов в разведении психосоматической и психопатологической симптоматики.

Очевидно, что это предположение нуждается в серьезной полидисциплинарной экспериментальной проверке. При всей видимости, наряду с психологическим исследованиями, для его обоснования должны привлекаться по меньшей мере данные физиологии и иммунологии. Вместе с тем, значительная часть исследователей отмечает, что наряду с перечисленными особенностями больных с алекситимическими нарушениями, для них характерно также очень малое количество сновидений, из скудость и обрывочность (Vonrad, 1984). С одной стороны, эти данные сближают описываемых больных с больными, страдающими невротическими расстройствами, но, с другой, принимая во внимание большие различия в психической жизни тех и других, можно предполагать, что система «сон – сновидения» у них будет сильно различаться. Поэтому можно думать, что хорошим способом проверить высказанное предположение является сопоставительный анализ системы «сон – сновидения», а также общей структуры ночного сна у здоровых людей, лиц, готовых к формированию состояния отказа от поиска, больных с неврозами и больных с различными психосоматическими заболеваниями с учетом выраженности явлений алекситимии.

Применение подобного метода в клинике соматических болезней представляется особенно важным в связи с практически полным отсутствием данных по этой проблематике, хотя изменение структуры ночного сна является диагностическим признаком по отношению к развитому состоянию отказа от поиска и готовности к его формированию у здоровых испытуемых.

Таким образом, исходя из проведенного анализа, можно выдвинуть следующие предположения:

  1. Концепции поисковой активности, обученной беспомощности и алекситимии объединяет связь с межполушарной асимметрией мозга. В качестве фактора, обуславливающего появление изменений в поведении и психической жизни в этой связи можно рассматривать снижение функциональной полноценности правого полушария.
  2. Алекситимия, как фактор, может быть рассмотрена в качестве одного из пусковых механизмов разведения соматических и психопатологических расстройств, возникших под влиянием состояния отказа от поиска.

концепция поисковой активности – предыдущая