canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Аггравация - преувеличение признаков заболевания. Выявление аггровации.

I. Психология больного

Утилитарная реакция может быть более или менее сознательной; она может основываться на нетяжелом или на серьезном заболевании, а иногда может наблюдаться и у здорового человека.

С этой точки зрения мы различаем следующие типы реакций:

Аггравация – преувеличение признаков заболевания и субъектив­ных жалоб. Такое преувеличение может быть полностью сознательным, но иногда скорее обусловлено эмоциональными мотивами более глубо­кого происхождения, например, страхом, недоверием, чувством одино­чества, безнадежности, ощущением, что врач ему не верит. Переходы от сознательной к менее сознательной аггравации бывают довольно незаметными, а иногда даже трудно уловимыми. Примеры аггравации были приведены также в главе об аутопластической картине болезни. Например, больной, у которого были обнаружены небольшие артротические изменения в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, при приеме Лассега преувеличивает болевую реакцию. Невротик с прерывистым сном утверждает, что он вообще не спит. Мотивация аггравации может быть преимущественно внешней, «объективной» или преимущественно внутренней, субъективной. Пример внешней мотивации: больной хочет отремонтировать свой дом, но ему жалко использовать для этого регулярный отпуск, и поэтому он стремится получить листок нетрудоспособности. В связи с этим он преувеличивает свои жалобы на старые хро­нические ишиалгические признаки, имеющиеся у него в течение многих лет вследствие выбухания межпозвоночного хрящевого диска утверж­дая, что в последнее время боли стали непереносимыми. Пример вну­тренней мотивации: больной живет одиноко, страдает мигренью от врача он ожидал большего участия, хотел бы более часто жаловаться врачу и поэтому преувеличивает свои жалобы, чтобы добиться этого

Аггравацию и симуляцию можно установить путем сравнения объ­ективных данных и субъективных жалоб и наблюдением за поведением больного в ситуации, когда тот думает, что его поведение не расценива­ется с медицинской точки зрения. Противоречия часто выявляются лишь при повторном обследовании.

Симуляция – это притворство, при помощи которого стремятся создать впечатление о наличии болезни и ее признаков. Она встречается реже, чем аггравация. Как правило, к ней прибегают очень примитивные лица, у которых ее можно открыть относительно легко, или, наоборот очень опытные и пронырливые и безответственые лица. Большой риск для симулянта представляет то обстоятельство, что он стремится к определенной выгоде, причем эта цель рано или поздно бывает обна­ружена. Если он достигает своей цели, например, получает пенсию, су­лящую ему обеспеченную жизнь с возможностью побочного заработка, то это обстоятельство нельзя надолго утаить перед окружающими и пе­ресмотр дела положит симуляции конец. Не следует торопиться с за­ключением о симуляции до тех пор, пока врач окончательно не убедится в правоте своих подозрений. Менее опытный врач всегда в таком случае должен посоветоваться с более опытным коллегой. Особенно важно обо­сновать и доказать симуляцию, когда о ней дают письменное заключе­ние. В медицинском заключении более целесообразно слово «симуля­ция» заменить формулировкой «сознательная продукция симптомов» или «попытка сознательного изображения болезни».

Если мы уже сделали это обоснованное заключение, то без промед­ления стремимся направить симулянта на правильный путь и дать ему возможность мирного отступления, например, видимостью непродолжительного лечения, в процессе которого подчеркиваем важность его со­трудничества и желания избавиться от болезни. Этот способ для симу­лянта бывает более легким, чем открытое прекращение симуляции.

Приводим пример.

52-летний кондуктор трамвая поступил в психиатрическую клинику для проведения трудовой экспертизы с жалобами на внезапную потерю памяти, неспособность считать, читать и писать. Больной был подробно обследован психиатрически и психологически; поведение пациента и причудливые результаты исследования свидетельствовали о симуляции. Пациенту было сообщено, что его состояние является временным, рекомендовал ему и в дальнейшем «упражнять» память, счет, чтение и писание. Было подчеркнуто, что таким образом пациент сам в значительной степени будет способствовать улучшению состояния своего здоровья и что его состояние ни в коем случае не является поводом «для пе­ревода на пенсию». Пациент согласился с таким заключением, его состояние день ото дня стало улучшаться и, наконец, он был выписан в нормальном состоянии. Позднее его видели в трамвае, где он оживленно продавал билеты и шутил с пассажирами.

Лишь в тех случаях, где такой непрямой метод не дает успеха, мы вполне открыто беседуем с симулянтом, вначале без свидетелей, и на­стойчиво объясняем ему все общественные невыгоды, которые принесло бы ему врачебное свидетельство о симуляции, и положительные сторо­ны при прекращении симулирования. В большинстве случаев один из этих методов оказывается успешным.

Более сложной бывает ситуация, когда письменное заключение о си­муляции от специалиста получит участковый или заводской врач, кото­рый бывает вынужден признать такого пациента трудоспособным. Си­мулирующий считает свою позицию более прочной, чем в том случае, если бы он прямо говорил с тем, кто обнаружил симуляцию; переговоры затягиваются и дело обычно возвращается туда, откуда оно было прислано и где появилось заключение о симуляции, и при обстоятельствах менее выгодных для врача, если симулирующий или аггравант более основательно продумал свою тактику.

В клинической психиатрии при подозрении на симуляцию особое внимание следует уделять дифференциальному диагнозу в отношении некоторых органических церебропатий, особенно с так называемым фронтальным синдромом, некоторые признаки которого (странные, не­лепые ответы) создают впечатление симуляции. Иногда такие больные, например, на основании отрицательных данных соматического исследо­вания, и опытными специалистами расцениваются как симулянты.

Диссимуляция – это скрывание болезни и ее признаков. Часто встречается в психиатрии при психозах. В других специальностях она встречается главным образом при таких заболеваниях, результатом ко­торых являются некоторые объективные или субъективные невыгоды для больного, например, при туберкулезе – это длительное пребывание в санатории, при сифилисе – извещение о заболевании, выявление очага инфекции, в хирургии – возможность операции.

Чем в большей степени удается избавить больного от страха перед обследованием, лечением и последствиями болезни, тем успешнее удает­ся предупредить диссимуляцию.

 

больной врач – предыдущая | следующая – психосоматические отношения
Яндекс.Метрика