Яндекс.Метрика

Нейропсихология в скрининговых исследованиях детских популяций(формирование ВПФ)

в 1,5 раза превышало количество правшей, а в городской выборке их соотношение практически уравнивалось, зато превосходство над левшами увеличивалось в 2,5 раза. В целом обе выборки характеризовались доминиро­ванием амбидекстрии, особенно выраженной у сельских детей, и увеличением удельного веса правшей в городе.

Учитывая стабильность числа левшей, можно утверждать, что динамика преимущественно амби- и праволатеральных признаков определяет межпопуляционные различия. Это подтверждает и анализ распределения типов латерализации в зависимости от половых различий (рис. 2).

Явное преобладание амбидекстрии, независимо от популяционной принад­лежности, как видно из рисунка, может свидетельствовать об этом типе латерализации как устойчивом и ведущем факторе у девочек в изучаемый возрастной период. К этому же нужно отметить, что достаточно стабильными и независимыми от выборок, у девочек оказались и другие латеральные признаки. Мальчики отличались меньшей выраженностью амбидекстрии и ее неустойчивостью в популяциях: в городской выборке число амбидекстров отчетливо снижалось. Довольно лабильным у мальчиков были и право- латеральные признаки (указывающие на доминантность левого полушария), их максимальное накопление происходило в городе. Необходимо также отметить преобладание у всех мальчиков числа левшей и правшей (рис 3).

Как уже отмечалось, у девочек различие в процессах латерализации в городской и сельской выборке было незначительным. У мальчиков, напротив, эти изменения .были остаточно отчетливые, и к тому же они носили не только количественный, но и качественный характер, так как профиль доминирования латеральных признаков в городе и селе был разным. Отсюда следует, что основной «вклад» в межпопуляционные различия при формиро­вании межполушарной ассиметрии (МПА) вносили мальчики, тогда как девочки обеспечивали стабильность этих процессов.

Высказанное предположение хорошо прослеживалось при дальнейшем анализе динамики процессов латерализации в зависимости от возраста и пола детей (рис. 3). Так, у девочек, независимо от возрастных различий и принадлежности к той или иной выборке, соотношение профилей латерали­зации оставалось относительно постоянным: везде доминировала амбидекстрия, тогда как остатьные типы латерализации занимали подчиненное положение. У мальчиков картина была более сложной, а динамика не столь однозначной. В младшей возрастной группе сельских мальчиков конфигурация распределе

нпя латеральных признаков совпадала с аналогичными профилями у девочек. На этом сходство процессов латерализации заканчивалось. Уже в следующей возрастной группе этих детей структура распределения в выборке правшей, амбидекстров и левшей приобретала иной вид. Здесь на первое место выступал праволатеральный тип межполушарной организации мозга, вместе с сокращением удельного веса амбилатеральных признаков. В городской попу­ляции детей эта тенденция проявлялась уже у дошкольников и наиболее ярко представлена в группе 7-11 лет.

Эти данные показывают, что становление МПА в детских популяциях проходит через ряд изменений, которые реализуются в основном через «мужскую» часть популяции. Можно также высказать предположение, что амбидекстрия (во всяком случае, на изучаемом этапе онтогенеза) является базовым (доминантным) фактором латерализации у девочек в процессе развития и временным (в смысле доминирования), лабильным у мальчиков, у которых динамика латеральных признаков связана с усилением в популяции позиций правшей (и, возможно, левшей).

В качестве второго примера скринингового исследования приведем данные по успешности запоминания зрительного и слухоречевого материала сельскими и городскими детьми. Изучение памяти проводилось с помощью методик на запоминание двух групп по три слова в каждой, заучивания серии пяти трудно вербализуемых геометрических фигур и пяти слов в заданном порядке.

Различия в эффективности запоминания слухоречевых и зрительных невербализуемых стимулов городскими и сельскими детьми просматривались по следующим позициям (рис. 4).

Городская популяция детей более успешно справлялась с заданиями на заучивание слухоречевого материала, а сельская – зрительного. Запоминание стимулов разной модальности у городских детей было более уравновешенно, чем у сельских, у которых продуктивность воспроизведения слухоречевых и зрительно-пространственных следов сильно варьирована.

Левочки в целом по выборкам демонстрировали более высокую результативность слухоречевой памяти и сходство в достижениях. Состояние мнесгических процессов у мальчиков из разных популяций было неодинако­вым: сельские дети отличались самыми низкими по выборкам показателями слухоречевой и максимальной продуктивностью зрительной памяти, у городских детей результаты по этим видам запоминания выравнивались.

И, наконец, динамика мнестических процессов в возрастном аспекте у девочек заключалась в плавном повышении эффективности заучивания материала разной модальности и свидетельствовала об относительной стабильности процессов запоминания во всех выборках (рис.5). В сельской популяции мальчиков и в младшей и в старшей возрастных группах явно доминировала зрительная память, несмотря на значительный рост успешности запоминания слухоречевого материала у детей 7-11 лет. У городских мальчиков

 

формирование ВПФ – предыдущая | следующая –

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание